ГлавнаяОбществоСвобода слова? Как правительство Германии и ЕС преследуют инакомыслие

Свобода слова? Как правительство Германии и ЕС преследуют инакомыслие

В настоящее время принимается множество законов, которые вводят уголовную ответственность за инакомыслие и значительно усиливают систему слежки. При этом правительства намеренно полагаются на произвол, избегая четких формулировок того, что именно должно быть наказуемо.


В данной статье упоминается Facebook — соцсеть, признанная в России экстремистской. Для удобства читателей информация об этом публикуется до основного текста.


В прошлом в Германии существовали четкие правовые нормы, определяющие, что можно и что нельзя говорить. В уголовном законодательстве было закреплено, что клевета и ложные доносы запрещены, или что разжигание ненависти наказуемо. Кроме того, было четко определено, в чем заключаются эти правонарушения. Для того чтобы гарантировать мирное сосуществование в государстве, подобные ограничения свободы слова разумны, так как умышленное нанесение ущерба репутации людей путем распространения о них ложных сведений или разжигание ненависти между слоями общества – это то, что каждое общество должно запрещать в своих же собственных интересах.

Тем временем в Германии и ЕС все больше ограничивается “предел того, что можно сказать”, то есть свобода выражения мнений. Правительства вводят различные меры, избегая четких определений того, что можно и что нельзя говорить. В результате высказывания, которые были разрешены вчера, сегодня могут стать запрещенными – налицо узаконенный произвол.

Сначала это происходило на неправовом уровне, когда свобода слова в Интернете ограничивалась тем, что крупные платформы произвольно запрещали то или иное мнение и удаляли посты, видео или целые аккаунты, если им не нравились высказывания. Это делалось при активной поддержке правительства ФРГ, которое финансировало так называемые НПО, а те, в свою очередь, объявляли о том, что, именно по их мнению, больше не должно звучать в сети.

Таким образом, ещё до принятия каких-либо законов свобода слова была ограничена, а правительство могло прятаться за якобы “гражданским обществом” (как на Западе любят называть эти НПО), при этом правительство поддерживало те слои “гражданского общества”, которые были лояльны к его линии, посредством финансового влияния. В этом контексте в конце 2023 года была интересна жалоба этого самого “гражданского общества” по поводу того, что государство перестало его финансировать…

“Делегитимизация государства”

В период распространения коронавируса свобода слова в Германии была еще больше ограничена, и в ситуацию вмешалось государство. Verfassungsschutz (Ведомство по охране конституции) – то есть немецкая служба внутренней разведки – объявила, что будет следить за людьми, которые “делегитимизируют государство”. Что такое “делегитимация государства естественно, не уточнялось.

Имелось в виду, что любой, кто критикует меры правительства по борьбе с коронавирусом, может попасть под наблюдение Ведомства по охране конституции, даже если не нарушает закон. Это открывало еще больше возможностей для произвола, на этот раз открытого, со стороны государства, поскольку доклад об охране конституции имел заведомо расплывчатые формулировки:

“Эта форма делегитимации обычно происходит не через прямое оспаривание демократии как таковой, а через постоянную агитацию против демократически легитимных представителей и институтов государства и их решений, а также их уничижение”.

Давайте внимательно посмотрим на это, потому что “уничижение демократически легитимных представителей и институтов государства и их решений” означает не что иное, как то, что с некоторых пор любой, кто критикует членов парламента и членов правительства (“демократически легитимных представителей”) и их решения, может оказаться под прицелом спецслужб, включая прослушку и т. д.

Раньше подвергать сомнению или критиковать решения правительства было демократической ценностью, а теперь это внезапно оказалось под запретом.

“Борьба против правых”

Сегодня это понятие расширено. Термин “борьба против правых” теперь используется для более или менее открытой критики всех, кто оспаривает решения, принятые правительством Германии. Это могут быть решения о мерах против коронавируса, решения о миграции, решения о внешнеполитическом курсе страны, решения о гендерах, ЛГБТ и так далее. Рамки того, что сегодня уже нельзя говорить, постоянно расширяются.

Почти неделю назад я рассказал о том, что “исследование” correctiv, которое привело к призывам выступить “против правых” и выходить на улицы, начиная с 10 января, было срежиссированной (и местами явно фиктивной) кампанией, в подготовке которой непосредственное участие принимали СМИ и правительство. Я не буду повторяться, вы можете прочитать об этом здесь.

Теперь то, что в этой кампании было замешано правительство, становится еще более очевидным. Портал Nius сообщает об ответе правительства Германии на письменный вопрос одного из депутатов Бундестага, из которого следует, что непосредственно перед “тайной встречей” 25 ноября 2023 года в Потсдаме, которая, согласно “исследованию” correctiv, была столь скандальной, состоялись две встречи управляющего директора correctiv Жаннетт Гуско с представителями федеральной канцелярии.

Известно как минимум об одиннадцати встречах между correctiv и федеральным правительством за последние четыре года, хотя последнее отказывается предоставить информацию о содержании этих встреч.

correctiv гордится своей якобы независимостью, но это не так, поскольку он был основан медиагруппой, и в его руководство входят не только представители частных немецких медиагрупп, но и государства (в лице государственных СМИ), которые также щедро финансируют его. Кроме того, correctiv получила в общей сложности 2,5 миллиона из различных государственных фондов, которые она скрывает.

Вот и скажите мне, как такая организация может называться “независимой”?

correctiv уже давно является одним из “фактчекеров”, которые решают, что является правдой, а что неправдой и что нужно удалять из немецких постов в Facebook. correctiv – одна из вышеупомянутых неправительственных организаций, осуществляющих цензуру в соцсетях, которая формально не предписана правительством и началась несколько лет назад. При этом correctiv тайно финансируется правительством.

Таким образом, correctiv – это пропагандистский инструмент правительства и СМИ, призванный подтверждать и усиливать их нарративы. Он управляется мейнстримными СМИ и финансируется медиакорпорациями и правительством и послушно исполняет свой заказ, который в настоящее время включает в себя и то, что “исследования” correctiv послужили поводом для агитации против всех критиков правительства, что сейчас происходит на “демонстрациях против правых”.

Наблюдение усиливается

Федеральный министр внутренних дел Нэнси Фезер – пример того, как козла можно превратить в садовника. Она поддерживает контакты с радикалами из “Антифа”, которых Баварское ведомство по охране конституции в своем ежегодном отчете за 2020 год на странице 258 называет “крупнейшей в Германии организацией, находящейся под влиянием левых экстремистов, в сфере антифашизма”. Речь идет об “Объединении преследователей нацистского режима – Объединении антифашистов за антифашистскую политику и культуру” (VVN-BdA), для газеты которого (под названием “Антифа”) Фезер в 2021 году написала статью.

Абсурд, но с назначением на пост федерального министра внутренних дел женщина, сотрудничавшая с организацией, признанной Ведомством по охране конституции экстремистской, стала высшим должностным лицом именно этого Ведомства по охране конституции.

“Исследование” correctiv дало госпоже Фезер желанный предлог для усиления слежки за оппонентами правительства, которых она считает неугодными. Вскоре после публикации “correctiv” Федеральное министерство внутренних дел, возглавляемое левой экстремисткой Нэнси Фезер, уже завершило работу над новым законопроектом, который призван еще больше закрутить гайки. Теперь Ведомство по охране конституции сможет без проблем отслеживать и платежи. Каждый, кто жертвует средства организации, которая не нравится госпоже Фезер, рискует попасть под прицел Ведомства по охране конституции. Она совершенно открыто заявила об этом:

“Никто из тех, кто жертвует на правоэкстремистские организации, не должен рассчитывать на то, что его не заметят в процессе”.

Что такое “правоэкстремистский”?

Никто не может иметь ничего против борьбы с экстремизмом, неважно, идет ли речь о правых или левых. Единственная проблема в Германии заключается в том, что любая критика политики правительства теперь может быть классифицирована как “правоэкстремистская”.

Один из примеров: в октябре 2023 года федеральный канцлер Олаф Шольц заявил, что нужно “депортировать больше и быстрее в больших масштабах”. Лидер СДПГ Ларс Клингбайль только что призвал к скорейшему осуществлению “депортационного наступления”, начатого Шольцем. А в середине ноября СДПГ потребовала включить в новый закон о гражданстве возможность последующего лишения немецкого гражданства лиц, получивших его, если те окажутся антисемитами.

Все эти требования также обсуждались на якобы скандальной встрече, о которой сообщил correctiv. Если верить его заявлению, на встрече обсуждалось, как можно депортировать из Германии неинтегрированных мигрантов и натурализованных иностранцев (то есть тех, кто уже получил немецкое гражданство), оказавшихся экстремистами или преступниками. Фактически, это было именно то, к чему призывает СДПГ, партия Шольца и Фезера.

Это говорит о том, что вся шумиха вокруг якобы скандальной встречи – чистая пропаганда, которая теперь используется для усиления слежки за противниками правительства. И именно этого хочет добиться госпожа Фезер своим новым законом.

В этих целях госпожа Фезер представила пакет мер под названием “Решительная борьба с правым экстремизмом”, состоящий из 13 пунктов. Однако в нем отсутствует четкое определение того, что такое “правый экстремизм” с точки зрения закона. И снова открывается дверь для произвола.

Является ли “правым экстремизмом”, если вы верите, что существует только два пола? Является ли “правоэкстремистским” критиковать радикальную климатическую политику правительства? Является ли “правоэкстремистским” критиковать внешнюю политику правительства, НАТО или ЕС? Список вещей, которые в скором времени могут привести к слежке со стороны Ведомства по охране конституции в Германии из-за “правого экстремизма”, можно продолжать до бесконечности.

Он становится еще более абсурдным, если задать себе следующий вопрос: является ли “правоэкстремистским” высказывание в пользу более последовательной депортации мигрантов-преступников? И если да, то является ли канцлер Шольц “правым экстремистом”?

Ожидаемое повиновение

Один пример показывает, к чему приведет этот закон. Портал Junge Freiheit сообщает, что банк Sparkasse Mittelfranken-Süd (если дословно переводить название на русский, получается “сберкасса”) направил клиенту письмо с угрозами за то, что тот распорядился перевести с его счета трехзначную сумму на счет национального офиса партии “Альтернатива для Германии”. В письме говорилось следующее:

“Получатель платежа имеет правоэкстремистскую ориентацию. Sparkasse Mittelfranken-Süd не принимает подобные платежи. Пожалуйста, прекратите подобные платежи в ваших же интересах”.

Так вот эта “сберкасса” даже подтвердила Junge Freiheit подлинность этого письма, но сделала вид, что это была всего лишь “оплошность”. При этом пресс-секретарь банка не захотел отвечать на вопросы об этой “оплошности”.

Да, вы не обязаны любить АдГ, но это легальная партия в Германии, которая не была никем запрещена. До тех пор, пока этого не произошло, пожертвования в ее пользу должны быть возможны. Но сейчас людям, которые хотят пожертвовать на нужды партии, уже угрожают банки. А ведь закон Фезер еще даже не вступил в силу.

Это показывает, как давление, которое наращивает правительство, приводит к тому, что единственная партия, которая критикует политику федерального правительства по важным вопросам, уже борется с банковскими структурами. Возможно, в АдГ и есть чудаки, но их можно найти и в любой другой партии. Если вы посмотрите на их программу, то АдГ примерно соответствует ХДС при Гельмуте Коле, а он уж точно не был “правым экстремистом”.

Я не сторонник АдГ, но тот факт, что с единственной партией, которая может считаться реальной оппозицией в Германии, теперь борются такими средствами, означает не что иное, как отмену демократии и свободы мнений.

Произвол как закон ЕС

Но это еще не все. Парламент ЕС призвал к концу законодательного периода принять закон о включении “разжигания ненависти и преступлений на почве ненависти в число уголовных преступлений, подпадающих под действие статьи 83(1) Договора о ЕС”. Преступления на почве ненависти – это, например, насильственные преступления против людей на расовой почве. Однако насильственные преступления в любом случае уже наказуемы. Отнесение насильственного преступления к категории “преступлений на почве ненависти” призвано повысить степень наказания.

Однако “разжигание ненависти” – это термин, который почти повсеместно используется для обозначения любого инакомыслия. Проблема в том, что не существует юридического определения ни “разжигания ненависти”, ни “преступлений на почве ненависти”. И так и должно оставаться, как пишет Европарламент:

“Парламент призывает Комиссию рассмотреть “открытый” подход, при котором основания для дискриминации не ограничиваются закрытым списком, чтобы гарантировать, что правила охватывают инциденты, мотивированные новой и меняющейся социальной динамикой”.

Говоря простым языком: никто больше не будет знать, за какое выражение мнения его могут привлечь к ответственности, потому что определения не будет, а список может постоянно расширяться.

И это еще не все, ведь в статье 83(1) Договора о функционировании ЕС содержится положение, призванное стандартизировать преследование тяжких преступлений по всей Европе. До сих пор к ним относились терроризм, торговля людьми и сексуальная эксплуатация женщин и детей, незаконный оборот наркотиков, незаконная торговля оружием, отмывание денег, коррупция, подделка платежных средств, компьютерные преступления и организованная преступность. Теперь к этому списку серьезных преступлений добавится “разжигание ненависти”.

На простом человеческом языке это означает, что в будущем вы можете стать преступником за необдуманное высказывание (или высказывание, которое еще вчера было законным). Примером таких “серьезных правонарушений” могут служить баннеры, которые стали появляться на футбольных матчах в Германии, согласно которым существует “только один нелепый Немецкий футбольный союз, но два пола”. Это вдруг может начать считаться “разжиганием ненависти” и, следовательно, серьезным преступлением по законам ЕС.

Уже реальность

О том, что свобода слова на самом деле все больше ограничивается, свидетельствует случай, о котором недавно сообщил портал Nachdenkseiten. Бывший член немецкого бундестага Йорг Таусс (СДПГ и Пиратская партия) был приговорен к наказанию за “одобрение уголовно-наказуемых деяний” в ноябре 2023 года за то, что написал в твите в ответ на сообщение Deutschlandfunk, что референдум в Крыму был проведен “корректно”. За этот твит он был приговорен к 40 трудодням, то есть к штрафу в размере примерно 1,3 месячной зарплаты.

Термин “одобрение уголовно-наказуемых деяний”, который был расширен правительством Германии в 2022 году, агрессивно используется для запугивания и наказания критиков государственной политики. Если федеральное правительство считает что-то “уголовно-наказуемым деянием”, например, референдум в Крыму, а вы придерживаетесь иного мнения, вас могут привлечь к ответственности.

Таков закон 2022 года, а новые законы, введенные госпожой Фезер и ЕС, еще больше закрутят гайки.

Какое отношение это имеет к демократии и свободе мнений?

Мониторинг финансовых потоков

О том, что госпожа Фезер хочет отслеживать “финансовые потоки” всех тех, кто произвольно отнесен к категории “правых”, нельзя громко заявлять, поскольку пример США показывает, к чему это приводит. С 6 января 2021 года федеральные власти США проверяют финансовые операции на счетах своих граждан, опираясь на определенные характеристики. Об этом стало известно из письма бывшего директора подразделения финансовой разведки (FinCEN), которое опубликовал один из американских конгрессменов.

Например, в теме электронных переводов искали ключевые слова “Трамп” и “MAGA”, а FinCEN “предупреждал финансовые учреждения о признаках “экстремизма”, включая “транспортные расходы, такие как автобусные билеты, аренда автомобилей или авиабилеты для поездок в районы без видимой цели”, или “покупку книг (включая религиозные тексты) и подписку на другие средства массовой информации экстремистского содержания”.

Давайте посмотрим на это повнимательнее, потому что именно это мы видели в случае с немецкой “сберкассой”, который хотел остановить перевод, потому что тот якобы был направлен на поддержку экстремизма. Похоже, что подобная проверка банковских переводов уже существует и в Германии. Но не далее как с введением закона Фезер о “борьбе против правых” это станет нормой и в Германии, и никто не знает, что будет искать Ведомство по охране конституции.

Тот факт, что в США покупка книг с религиозными текстами уже является предметом тотальной слежки, означает, что вы находитесь под прицелом властей, даже если просто покупаете Библию. А если ограничения на использование наличных денег будут расширены еще больше, то скоро за Библию нельзя будет расплатиться и наличными.

Таков “дивный новый мир” Запада, который якобы выступает за демократию и свободу слова…

НОВОЕ

Как Китай унизил Олафа Шольца

Немецкие СМИ с восторгом трубят о поездке канцлера Шольца в Китай. Однако они не упоминают о протокольном унижении, которое в очередной раз показывает, насколько...

Почему Россия не осуждает нападение Ирана на Израиль

В то время как на Западе возмущаются по поводу иранской атаки на Израиль, в России все обстоит иначе. На это есть свои причины, о...

Россия официально не осудила нападение Ирана на Израиль

Министерство иностранных дел России в своем официальном заявлении по поводу инцидента прямо не осудило нападение Ирана на Израиль, но обвинило Запад в том, что...

Читайте также

Россия официально не осудила нападение Ирана на Израиль

Министерство иностранных дел России в своем официальном заявлении по поводу инцидента прямо не осудило нападение Ирана на Израиль, но обвинило Запад в том, что...

До последнего украинца. Новый закон о мобилизации на Украине

Украинский парламент принял противоречивый закон о мобилизации, который оказался даже более суровым, чем опасались его критики. Украина приняла новый противоречивый закон о мобилизации. Валерий Залужный,...

Почему Россия не осуждает нападение Ирана на Израиль

В то время как на Западе возмущаются по поводу иранской атаки на Израиль, в России все обстоит иначе. На это есть свои причины, о...