ГлавнаяАналитикаСпоры о ядерных угрозах. Доходят ли до американцев предупреждения Путина?

Споры о ядерных угрозах. Доходят ли до американцев предупреждения Путина?

Андрей Шитов — о том, следует ли почаще воображать себе ядерную войну

В своем февральском послании Федеральному собранию РФ президент России Владимир Путин напомнил о “судьбе тех, кто направлял когда‑то свои контингенты на территорию нашей страны”. “Но теперь последствия для возможных интервентов будут гораздо более трагичными, — предупредил он. — Они должны, в конце концов, понимать, что у нас тоже есть оружие… которое может поражать цели на их территории”.

“И все, что они придумывают сейчас, чем пугают весь мир, что все это реально грозит конфликтом с использованием ядерного оружия, а значит, уничтожением цивилизации, — они чего, этого не понимают, что ли?” — продолжал российский лидер, добавив, что люди, о которых идет речь, судя по всему, “уже забыли, что такое война”.

Боюсь сглазить, но понимание, которого требовал Путин, похоже, начинает возникать в заокеанском общественном сознании — если не у самой правящей верхушки США, то хотя бы у тех, кто ее информационно и идеологически обслуживает. За последнее время сразу две ведущие либеральные газеты страны — сначала The New York Times (NYT), а потом и The Boston Globe (BG) — выступили с пространными редакционными комментариями на тему ядерной безопасности. У бостонского издания статья “Нам надо начинать тревожиться по поводу [ядерной] бомбы” сопровождалась видеороликом “Россия обвиняет Украину в атаках на атомный объект”, в котором звучали, в частности, слова пресс-секретаря Кремля Дмитрия Пескова о том, что налеты ВСУ на Запорожскую АЭС (ЗАЭС) — это “очень опасная провокация”. 

“Пора протестовать”

Мартовский спецпроект NYT “На краю” (At the Brink) — это целый пакет мультимедийных публикаций на тему ядерных угроз; ничего подобного по накалу алармизма я не припоминаю за четыре с лишним десятилетия работы с материалами этой газеты. Вступительное эссе редактора ее обозревательской полосы Кэтлин Кингсбери озаглавлено “Пора снова протестовать против ядерной войны”. В одном из текстов главного автора проекта — Уильяма Хеннигана, подчеркивается: “Даже ограниченная ядерная война может быть катастрофической. В 2022 году научное исследование показало, что если взорвать в определенных городах 100 бомб размером с хиросимскую — менее 1% оценочного глобального ядерного арсенала, — то в воздух может взметнуться более 5 млн т сажи, которая заволочет небеса, снизит глобальные температуры и вызовет крупнейший в истории всемирный голод. По оценкам, 27 млн человек могли бы погибнуть немедленно, а еще до 255 млн человек страдали и умирали бы от истощения в последующие два года”. 

Газета сообщает, что готовила свой проект около года. Как она пишет, “эта история о том, что оказалось бы на кону в случае применения хоть одного маленького ядерного боезаряда, основана на моделировании, исследованиях и сотнях часов интервью с людьми, пережившими ядерный взрыв, посвятившими свою жизнь изучению ядерной войны либо составляющими планы на то, что будет после нее”.

По словам NYT, теперь она “впервые раскрывает детали” того, как Вашингтон и Киев “почти два года занимались планированием в расчете на такой сценарий”; как осенью 2022-го вероятность ядерного удара в ответ на предполагавшееся вторжение украинских сил в Крым оценивалась американской разведкой “в соотношении 50 на 50”; как США, “готовясь к худшему, спешно отправляли в Европу снаряжение и припасы”, включая аппаратуру для забора проб и “более 1 тыс. ручных дозиметров”. Оцените, кстати, как в Вашингтоне оценивали вероятные последствия украинского “контрнаступа”, который сами же и подзуживали.

Группа “Тигр”

Повествует NYT и о том, как “гораздо раньше, всего через четыре дня после начала” российской СВО под крышей Совета национальной безопасности США в аппарате Белого дома была создана специальная межведомственная рабочая группа “Тигр” (“Tiger Team” — дословно “тигриная команда”; название, как я понимаю, с одной стороны, стандартное, а с другой — использовавшееся в данном конкретном случае) для разработки “новой ядерной “методички” (playbook) с описанием планов и ответных мер на разные случаи жизни”. Теперь, согласно публикации, это “подробное меню дипломатических и военных вариантов”, разработанных “на случай ядерной атаки на Украине”, ждет своего часа в административном здании им. Эйзенхауэра, бок о бок с западным крылом Белого дома, где располагается рабочий Овальный кабинет президента США.

Рассказывается, наконец, как 23 октября 2022 года министр обороны РФ Сергей Шойгу созвонился с коллегами из США, Великобритании, Турции и Франции, чтобы предупредить их о возможной провокации с применением “грязной бомбы” со стороны ВСУ. Согласно публикации, в Вашингтоне “многие считают”, что то был момент “наибольшего риска ядерной войны со времен Кубинского ракетного кризиса 1962 года”, у нас именуемого Карибским. После этого градус напряженности вокруг темы ядерных угроз стал тогда мало-помалу снижаться. Теперь же он, как известно, опять на подъеме — из-за участившихся налетов ВСУ на ЗАЭС.

“Теологический” вопрос

Отдельный комментарий в пакете NYT посвящен вопросу о праве президента США “единолично” (sole authority) — без согласования с Конгрессом или кем-либо из помощников — отдавать приказ о применении любого ЯО. Как поясняется, норма была установлена 10 августа 1945 года — “через считаные дни после атомных бомбардировок Хиросимы и Нагасаки”; тогдашний хозяин Белого дома Гарри Трумэн счел ее необходимой во избежание самоуправства военных.

Ныне, конечно, тема выглядит особенно актуальной в свете физического и ментального состояния действующего президента США Джо Байдена. Хотя об этом речи в тексте нет; упоминается лишь о прошлых безуспешных попытках ужесточить контроль над ядерной кнопкой в США — в частности, в 1976 году, “когда стало известно, что президент Ричард Никсон в последние дни своей администрации часто был пьян и пребывал в депрессии”. Помощник Байдена по нацбезопасности Джейк Салливан сказал, что его аппарат сейчас заново пересматривает политику на предмет достаточности надзора (oversight), но добавил, что “вопрос сложный, почти теологический” и “никакого решения пока не принято”.

Со своей стороны Хенниган называет нынешний подход “неприемлемым” — во всяком случае, в отношении нанесения первого ядерного удара. Ссылаясь на прошлогодний опрос Чикагского совета по мировым делам, он указывает, что этим подходом не удовлетворены (uncomfortable) и 61% американцев. “Конгрессу следует немедленно установить новые юридические рамки, ограничивающие способность президента отдавать приказ о ядерном пуске без согласия другого старшего должностного лица, — если только США не подверглись уже нападению”, — пишет автор.

Жить-то хочется…

Между прочим, в отчете о том же чикагском опросе упоминается, в частности, “малоизвестный” факт, что США в 1945 году собирались подвергнуть атомной бомбардировке еще и Токио и решение Трумэна обуздать аппетиты военных принималось тогда именно на этом фоне. Хенниган об этом не пишет, да и Хиросиму и Нагасаки вспоминает лишь вскользь, мимоходом. Но задним числом NYT напечатала подборку читательских откликов на свой спецпроект, и в одном из них некий Джоэл Янг, историк и автор остросюжетной книги о международном терроризме из штата Нью-Мексико, попенял газете на это упущение.

“Ваша серия — безусловно важный и давно нужный образец комментарийной и аналитической журналистики, — пишет он. — Но NYT не стоило бы безответственно упускать возможность просветить более молодых читателей относительно значимости наших собственных действий — не только по созданию, но и по первому в мире применению ядерного оружия, причем самым ужасающим образом. Собственно, не только историческая правдивость, но и совесть требовали, чтобы развернутый рассказ об атомной бомбардировке нами Хиросимы и Нагасаки стал зачином этой чрезвычайно значимой серии”.

С другой стороны, газета не преминула поместить и письмо мичиганца Кена Росса о том, что если бы Украина не отказалась от ядерного оружия “в обмен на Будапештский меморандум” 1994 года, то и СВО и сопутствующих угроз сейчас, по всей видимости, не было бы. Что ж, намек ясен: близкое к партии власти США издание всеми силами старается переводить стрелки на Россию и Путина. Ведь и февральское предостережение российского лидера Кингсбери цитировала, конечно же, как “угрозу”. Но, с другой стороны, понятен и общий смысл спецпроекта: пропаганда пропагандой, а жить-то хочется…

Вне поля зрения и умозрения

The Boston Globe начинает свой редакционный комментарий с констатации, что тема ядерных угроз не занимает пока в общественном сознании в США должного места. В подтверждение газета ссылается на то, что этой темы не было в мартовском послании президента “О положении страны”, не звучала она и в свежих опросах Gallup и Pew о том, что тревожит сейчас американцев.

“Как же так получается, что самая явная и насущная опасность для человечества — даже более неотложная, чем изменение климата, и на несколько порядков более разрушительная, чем массовая миграция, инфляция, преступность или терроризм, — столь полно выпадает из поля зрения и умозрения (out of sight and mind) для подавляющего большинства американцев?” — недоумевает издание. Хотя у него, по его словам, и сохраняются “проблески надежды”, что внимание к теме привлекут недавний голливудский блокбастер “Оппенгеймер” и новая книга калифорнийской журналистки Энни Джейкобсен “Ядерная война: один из сценариев” — беллетризированное повествование о гипотетическом ударе по США со стороны КНДР. Его, кстати, тоже вроде бы собираются экранизировать, причем не кто-нибудь, а знаменитый канадец Дени Вильнев.

“Не делать глупостей”  

В этом контексте BG солидаризируется со спецпроектом нью-йоркских коллег, обобщает их рекомендации и пытается их дополнить. Газета пишет: “Проблема слишком велика и сложна для простых решений. Но для начала следующий президент [США] мог бы настоятельно призвать Россию вернуться за стол переговоров и продлить последний из сохраняющихся в мире ядерных договоров — новый ДСНВ”. Срок действия Договора о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений истекает в 2026 году.

“The Times (NYT) рекомендовала рассмотреть и несколько дополнительных мер, в том числе: отказ от применения ядерного оружия на основании одних лишь донесений о ядерной атаке противника на США; пересмотр односторонних полномочий президента [США] по использованию ядерной мощи; строгое ограничение использования искусственного интеллекта в процессах ядерного пуска; улучшение коммуникаций с Россией и Китаем — чтобы неточная информация (misinformation) или дезинформация не ввергли мир в пучину апокалиптического кризиса”, — констатирует BG. Все это, на ее взгляд, заслуживает “активного обсуждения”, но с пониманием, что “это только начало”.

BG также добавляет рекомендацию Ханса Кристенсена, возглавляющего проект по ядерной информации в Федерации американских ученых в Вашингтоне, “не делать глупостей”. “Плохие идеи, часть которых неформально обсуждается сейчас в Конгрессе, включают создание большего числа и более мощных вооружений, а также обязательство развертывать вооружения ближе к нашим противникам, — поясняет издание. — Ни то ни другое, как утверждает [Кристенсен], не удержит наших противников от наращивания вооружений, так что и Байдену, и Дональду Трампу лучше бы воздержаться от жесткой ядерной риторики в предвыборной кампании”.

Здесь стоит отметить, что, по свидетельству Хеннигана, “США готовятся сейчас к строительству новых ядерных боеголовок, впервые с 1991 года; это часть рассчитанной на десятилетия программы по перелицовке (overhaul) их ядерных сил оценочной стоимостью до $2 трлн”. “В общих чертах этот план составлялся в 2010 году — в совсем иных, нежели нынешние, условиях в области безопасности, — уточняет автор NYT. — Действующая или будущая администрация может выдвинуть политические доводы в пользу того, что надо строить даже больше вооружений — в ответ на расширение и модернизацию арсеналов других стран, особенно России и Китая”. Автор, что называется, как в воду глядел: 9 апреля министр обороны США Ллойд Остин и председатель Комитета начальников штабов Чарльз Браун заявили на слушаниях в Сенате, что нынешняя американская программа “необходима, но недостаточна”.

На этом фоне BG призывает общественность США “требовательно привлекать внимание к угрозе ядерной войны”. “Четыре десятилетия назад такое массовое движение, видимо, помогло подвигнуть убежденного сторонника холодной войны Рональда Рейгана к переговорам о крупном соглашении по контролю над вооружениями с Советским Союзом. Нет ничего безумного в мысли о том, что то же самое может вновь произойти с президентом Байденом — или даже Трампом”, — пишет бостонская газета.

“Мрачные перспективы”

Скепсис либерального издания по отношению к лидеру республиканцев понятен. Но я-то помню, что на самом деле как раз Трампу идеи ядерной безопасности давно близки. В молодые годы он даже ездил обсуждать их к Бернарду Лауну — знаменитому кардиохирургу, возглавлявшему со стороны США движение “Врачи мира за предотвращение ядерной войны” и удостоенному за это вместе с советским коллегой Евгением Чазовым Нобелевской премии мира.

Замглавы МИД РФ Сергей Рябков, которого я спросил о попытках американских газет бить в ядерный набат, не видит в их призывах, по сути, ничего нового. “Хорошо, что политикоформирующие круги и ведущие СМИ задумываются о последствиях наихудшего из возможных сценариев, — сказал дипломат. — Но авторство принадлежит отнюдь не этим газетам. Все это было описано еще в эпоху [исходной] холодной войны между Москвой и Вашингтоном, и именно тяжелейшие последствия, о которых говорили многие ведущие ученые по обе стороны Атлантического океана, стали истоком знаменитой формулы о том, что в ядерной войне не может быть победителей и она не должна быть развязана”.

В России эта формула не раз переподтверждалась на высшем уровне, в том числе и в последние годы, продолжал Рябков. На Западе же ныне “отбрасываются элементарные и, по большому счету, абсолютно очевидные, аксиоматические вещи”, включая “идею о том, что победить ядерную державу по определению невозможно”, звучат “суперагрессивные и архибезответственные заявления”, свидетельствующие “о полной деградации политических элит”. “Впечатление такое, что эти люди сошли с катушек, тормоза полностью отказали, — сказал собеседник. — Но те, кто таким образом пытаются испытать нас на прочность, должны вставать и ложиться с пониманием, что они имеют дело с ядерной державой”.

На вопрос о том, можно ли, на его взгляд, попробовать договориться о разрядке напряженности с будущей новой администрацией США, Рябков ответил: “Чтобы вернуться к переговорному формату обсуждения стратегической стабильности, мы, Российская Федерация, должны увидеть кардинальные сдвиги в американской политике. Пока нет никаких признаков, что этот огромный разрушительный антироссийский заряд хотя бы минимально корректируется. Соответственно, нет никаких оснований говорить о возобновлении переговоров. А по мановению волшебной палочки новые соглашения не возникнут. Поэтому перспективы контроля над вооружениями как концепции на сегодня весьма мрачные”. Об этом же говорил на днях в интервью ТАСС и глава профильного департамента МИД Владимир Ермаков.  

 “Хранить, а не разрушать”

Напомню, что дискуссии о пределах допустимого в военной ядерной сфере вышли в России в публичную плоскость после того, как летом прошлого года почетный председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике (СВОП) РФ Сергей Караганов выступил со статьей “Тяжкое, но необходимое решение” — о том, будто “применение ядерного оружия может уберечь человечество от глобальной катастрофы”. Позже президент Путин сказал автору на сочинском “Валдае”, что знает его позицию и понимает его чувства, но не видит необходимости менять отечественную ядерную доктрину, поскольку наш ответно-встречный удар не оставил бы “шансов на выживание” ни одному агрессору.

На днях видный американский политолог Эдвард Луттвак, эксперт Валдайского клуба, выступил в сетевом бюллетене UnHerd с комментарием о том, что ядерное оружие, по сути, неприменимо, в том числе и на Украине, и потому НАТО “пора отправлять” туда своих солдат. В ответ более молодой, но тоже уже именитый российский специалист Тимофей Бордачев съязвил в своем Telegram-канале, что “талантливый старик” Луттвак “обзавидовался славе” Караганова — но зря, поскольку того “переплюнуть невозможно”.

Таким образом, дискуссия продолжается. Многие ее участники изначально указывали, что она сама по себе полезна для прояснения подходов и понимания того, о чем, собственно, идет речь. Вот и NYT с этим солидарна: в авторском вступлении к основному своему тексту Хенниган подчеркивает, что “ядерную войну часто называют невообразимой”, но на самом деле “ее воображают не так часто, как надо бы”.

Да уж, на самом деле это вечная тема, хоть и в пугающем современном обличье. Как говаривали еще в Древнем Риме, “memento mori”.

А чтобы не завершать разговор на мрачной ноте, добавлю, что в пятницу, 12 апреля, мы отмечали День космонавтики. И вновь вспоминали слова Юрия Гагарина: “Облетев Землю в корабле-спутнике, я увидел, как прекрасна наша планета. Люди, будем хранить и приумножать эту красоту, а не разрушать ее!”. 

НОВОЕ

Немецкий журнал Spiegel: “Природный газ для домохозяйств стал на 84% дороже, по сравнению с докризисным периодом”

В своей статье Spiegel подтвердил то, о чем я пишу уже много лет: с начала 2021 года цены на газ выросли почти вдвое. Однако...

Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг выступает за обстрелы российских территорий западным оружием

В интервью изданию The Economist генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг призвал разрешить Киеву обстреливать российские территории поставляемым Западом оружием. К нему сразу же присоединился...

Дедолларизация. Китай распродает государственные облигации США, БРИКС хотят иметь собственную валюту

Дедолларизация мировой экономики продолжает набирать обороты. Китай с рекордной скоростью избавляется от американских гособлигаций, а Россия и новые страны-члены БРИКС продвигают идею создания валюты...

Читайте также

Какой сигнал Россия посылает Западу, проводя учения с ядерным оружием

Несколько дней назад Россия начала незапланированные учения по применению тактического ядерного оружия, в ходе которых на носители устанавливается боевое ядерное оружие. Это, безусловно, является...

Дедолларизация. Китай распродает государственные облигации США, БРИКС хотят иметь собственную валюту

Дедолларизация мировой экономики продолжает набирать обороты. Китай с рекордной скоростью избавляется от американских гособлигаций, а Россия и новые страны-члены БРИКС продвигают идею создания валюты...

Нигер, Мали и Буркина-Фасо хотят сформировать конфедерацию

Буркина-Фасо, Мали и Нигер договорились о создании конфедерации для совместной борьбы с западным неоколониализмом. 2022-2023 годы стали действительно переломными для африканского региона. Государства, некогда находившиеся...