ГлавнаяАналитикаЛоббизм = коррупция: Почему подкуп членов парламента не является уголовным преступлением в Германии

Лоббизм = коррупция: Почему подкуп членов парламента не является уголовным преступлением в Германии

В Германии подкуп членов парламента, вежливо называемый в СМИ “лоббизмом”, является законным. Поскольку многие люди не знают об этом, я еще раз объясню здесь правовую основу и приведу примеры из прошлого.

Я уже рассказывал об этом раньше, но, к сожалению, эта тема до сих пор многим неизвестна. Поэтому я хотел бы еще раз кратко рассказать о том, как в Германии был легализован подкуп депутатов парламента и почему депутаты, члены правительства и другие важные персоны в Германии не подвергаются судебному преследованию, даже если они совершили преступление.

Легализация коррупции

В Уголовном кодексе Германии коррупция рассматривается в разделах 331 (получение выгоды), 332 (получение взятки), 333 (предоставление выгоды), 334 (дача взятки) и 335 (особо тяжкие случаи получения и дачи взятки). В параграфах 331-334 дается юридическое определение преступления и указывается, на кого оно распространяется. Все эти параграфы начинаются одинаково:

“Должностное лицо, европейское должностное лицо или лицо, принявшее на себя специальные обязанности, связанные с государственной службой…”

Заметили что-нибудь? Это касается только государственных служащих. Членов парламента или членов правительства это не касается. Эти параграфы к ним не относятся. Для них есть отдельный параграф, они “равнее”, чем кто-либо другой. К ним применима статья 108e УК ФРГ (подкуп обладателя депутатских полномочий), в которой можно прочитать:

” (1) Тот, кто, являясь членом народного представительства Федерации или Земель, требует получения неправомерной выгоды для себя или третьего лица, получает соответствующее обещание или принимает эту выгоду в качестве встречного обязательства за то, что он при исполнении своих депутатских полномочий совершит или не совершит определённое действие в соответствии с данным ему поручением или указанием – наказывается лишением свободы на срок до пяти лет или денежным штрафом.

(2) Таким же образом наказывается тот, кто предлагает, обещает или предоставляет члену народного представительства Федерации или Земель неправомерную выгоду для него самого или третьего лица в качестве встречного обязательства за то, что тот при исполнении своих депутатских полномочий совершит или не совершит определённое действие в соответствии с данным ему поручением или указанием”.

Решающим фактором для рассмотрения является “неправомерная выгода”. К вопросу о том, что значит “неправомерная”, мы вернемся чуть позже. Но поскольку для членов парламента совершенно законно получать деньги от лоббистов, если только они декларируют их в парламенте и платят с них налог как с дохода, ответная услуга также является законной.

Таким образом, политики узаконили коррупцию. Кстати, этих ограничений нет в параграфах для государственных служащих (т.е. §§331-334 УК ФРГ). Там правила намного строже. Там получение взятки (§332 УК ФРГ) определяется таким образом:

“Должностное лицо, европейское должностное лицо или лицо, принявшее на себя специальные обязанности, связанные с государственной службой, которое требует получения выгоды для себя или третьего лица, получает соответствующее обещание или принимает эту выгоду в качестве встречного обязательства за то, что это лицо совершило или совершит в будущем служебное действие и тем самым нарушило или нарушит свои служебные обязанности, – наказывается лишением свободы на срок от шести месяцев до пяти лет”.

Как мы видим, здесь нет таких лазеек, как в случае с политиками. Депутатам Бундестага достаточно сообщить в Бундестаг, что они получают от кого-то деньги за услугу, так называемую “вторичную занятость”, и все законно. И им даже не нужно сообщать подробности.

О чем депутаты должны сообщать в Бундестаг

Несколько лет назад Spiegel опубликовал об этом статью, о которой я, в свою очередь, подробно писал. В Spiegel можно было прочитать следующее:

“Закон о членах парламента прямо разрешает парламентариям выполнять другие виды деятельности и функции в дополнение к своему мандату и получать за них зарплату. (…) Размер дополнительного дохода публикуется в приблизительных цифрах. Это приводит к неточностям. Верхних пределов нет, потому что уровень 10 не имеет верхнего предела – семь членов парламента декларируют этот уровень. А о доходах ниже минимального уровня вообще не нужно сообщать”.

Итак, главное в легальной коррупции в Германии – это то, что вам не просто вручают чемодан денег, а дают этот чемодан за “вторичную занятость”. Это может быть 20-минутная лекция (т.е. выступление), за которую вы получаете 6 тысяч евро. Например: вы 20 минут выступаете перед банковским лобби, получаете за это несколько тысяч евро и затем имеете законное право продвигать в комитетах Бундестага закон, выгодный банкам. На примере Кристиана Линднера, лидера СвДП и нынешнего министра финансов, Spiegel в свое время описал это следующим образом:

“Лидер партии и парламентской группы СвДП Кристиан Линднер декларирует доход в размере более 300 тысяч евро от гонораров за 50 выступлений”.

Таким образом, господин Линднер получал в среднем 6 тысяч евро за выступление, но он не был обязан тогда и не обязан сейчас раскрывать, от кого он получает эти средства. Другими словами: нам известно, что господин Линднер получил за выступления гонорары на общую сумму 300 тысяч евро, но мы не знаем, от кого. Spiegel сформулировал это следующим образом:

“Также не названы многочисленные контрактные партнеры членов парламента: адвокаты, консультанты и фермеры часто анонимизируют их”.

А что если политики действительно совершат преступления?

До сих пор мы рассматривали, как политика легализовала коррупцию. Но что произойдет, если член парламента или министр действительно совершит уголовное преступление?

А ничего не произойдёт, и причина опять же в немецком законодательстве. В Германии существует Закон о судоустройстве (Gerichtsverfassungsgesetz, GVG) и статья 146, которая гласит:

“Служащие прокуратуры обязаны исполнять служебные указания своего руководителя”.

А кто является начальником прокурора, регулируется статьей 147: это соответствующий министр юстиции. И они широко используют свое право издавать директивы и категорически запрещать прокуратурам расследовать дела политиков, даже если есть обоснованные уголовные обвинения. Я уже показывал это на многих примерах, некоторые из которых я упомяну здесь еще раз.

Дело дошло до того, что даже Европейский суд 27 мая 2019 года постановил, что немецкие прокуратуры больше не могут выдавать европейские ордера на арест, поскольку нет уверенности в том, действительно ли ордер на арест, выданный в Германии, основан на уголовном преступлении или же он политически мотивирован. Если вы не верите в это, вы можете прочитать об этом здесь, а также перейдя по ссылке на постановление Европейского суда.

И это никогда не изменится. Причиной тому являются, например, зарубежные командировки бундесвера, за которые регулярно голосует большинство депутатов Бундестага. Некоторые из этих миссий по определению являются агрессивными войнами, противоречащими международному праву, и любой, кто планирует или поддерживает их, по немецким законам должен быть отправлен в тюрьму на пожизненный срок. Это говорю не я, это говорит научная служба Бундестага.

Поэтому, если депутаты изменят Закон о судоустройстве и дадут прокурорам свободу действий, все депутаты, голосовавшие за миссии бундесвера за рубежом, будут опасаться пожизненного заключения. Поэтому они не отменят это положение в Законе. Я подробно показал это здесь, а также приведу ещё примеры.

Итак, давайте перейдем к примерам, я приведу их много, поэтому статья будет довольно длинной. Но ведь я должен обосновать свои обвинения, приведенные выше, поэтому я привожу длинный (но не исчерпывающий) список примеров.

СвДП и НДС для гостиниц

Помните ли вы, как СвДП, вернувшись в правительство в 2009 году, сразу же снизила НДС для гостиниц? Это было в 2011 году. В октябре 2009 года, т.е. когда уже было ясно, что СвДП в конце месяца войдет в состав нового федерального правительства, она получила одно из крупнейших партийных пожертвований в своей истории, о чем вы можете прочитать, например, в статье FAZ:

“Базирующаяся в Дюссельдорфе компания Substantia AG перечислила партии 1,1 миллиона евро в период с октября 2008 года по октябрь 2009 года – это одно из самых больших пожертвований в истории партии”.

А Substantia владеет отелями Mövenpick. Какой сюрприз.

Сеть отелей купила свой законопроект о снижении налогов у СвДП. Был ли кто-нибудь наказан? Нет.

Спасение банков в 2008 году

Или вы помните финансовый кризис 2008 года и спасение банков? Для этого был принят специальный закон. Focus, например, писал об этом в 2009 году так:

“В министерстве Штайнбрюка законопроекты, а также постановление о Законе о стабилизации финансового рынка – основе для государственной поддержки немецких банков на сумму до 480 миллиардов евро – были полностью подготовлены юристами ведущей юридической фирмы Freshfields во Франкфурте. В число их клиентов входят почти все ведущие банки республики”.

Freshfields является ведущей в мире фирмой по лоббированию интересов банков. Это означает, что юридической фирме, которой банки платят за принятие выгодных для них законов, было позволено написать закон, который должен был спасти банки. В итоге закон обошелся немецкому государству в 60 миллиардов, которые были подарены банкам, которые, собственно, и вызвали кризис. Подробности вы можете найти здесь.

Возможно, напоминать об этом излишне, но Штайнбрюк, в то время занимавший пост министра, впоследствии стал высокооплачиваемым спикером на мероприятиях банковской отрасли. Он собрал сотни тысяч евро за свои выступления и, кроме того, стал высокооплачиваемым консультантом в банке после того, как побывал на посту министра.

Министр в аренду

В ноябре 2016 года стало известно, что у СДПГ был прайс-лист, по которому лоббисты могли заказывать встречи с министрами и государственными секретарями СДПГ по фиксированным ценам. СДПГ брала деньги с лоббистов за встречи, а лоббисты тратили эти деньги только в том случае, если ожидали получить преимущество. Это коррупция по определению.

В конце ноября 2016 года Spiegel рассказал об этом в нескольких статьях. Я приведу три примера.

В первой из трех статей можно прочитать:

“По данным “Frontal21″, в таких переговорах принимали участие министр юстиции Хайко Маас, министр труда Андреа Налес, министр окружающей среды Барбара Хендрикс, министр по делам семьи Мануэла Швезиг, лидер парламентской фракции СДПГ Томас Опперманн, генеральный секретарь СДПГ Катарина Барли, госсекретарь министерства экономики Маттиас Махниг и член парламента от СДПГ Хубертус Хайль”.

Но все эти политики остались на своих постах, никто из них не ушел в отставку. И прокуратура также не проводила расследования, хотя в той же статье можно прочитать:

“Для Софи Шёнбергер, профессора конституционного и административного права Университета Констанца, такое спонсорство является “очень умным, но в конечном итоге все же незаконным обходом партийного финансирования”. Не может быть, чтобы “благодаря вмешательству GmbH то, что в противном случае было бы незаконным, стало законным”.

Во второй статье Spiegel приводит слова агентства СДПГ, которое выступало посредником на встречах:

“По словам представителей NWMD, речь ни в коем случае не идет о “продаже” встреч с лицами, принимающими решения, за деньги. Скорее, они пытаются найти партнеров, которые возьмут на себя расходы, связанные с таким мероприятием”.

Какие-то критические вопросы или комментарии Spiegel по этому поводу? Ни слова.

В третьей статье Spiegel сообщил:

“Спорная серия переговоров будет прекращена”.

На этом тема для Spiegel была исчерпана.

Ни в одной из статей Spiegel не было ни одного критического вопроса, ни одного требования проведения уголовного или хотя бы прокурорского расследования. Мерзкое слово “коррупция” вообще не встретилось в Spiegel ни разу.

А почему прокуратура не провела расследование, если были подозрения в незаконном финансировании партии и даже в коррупции? Потому что есть статья 146 Закона о судоустройстве, и министр юстиции может запретить расследования.

А кто был министром юстиции в то время? Хайко Маас, который сам был бы одним из подозреваемых в этом деле.

Вот так работает пропаганда в Германии. Когда министров СДПГ подозревают в коррупции, о них сообщают вкратце, критических вопросов не задают, цитируют оправдания ответственных лиц, а затем эта тема замалчивается СМИ.

Масочная афера

В 2021 году была масочная афера, в которой депутаты Бундестага Заутер и Нюсляйн получили миллионные “комиссионные” после того, как заключили сделку с Министерством здравоохранения от имени производителей масок и предоставили министерству маски по сильно завышенной цене. В ноябре 2021 года немецкий суд подтвердил, что они действовали законно, и им было разрешено сохранить полученные миллионы комиссионных.

В данном случае прокуратуре было разрешено провести расследование, поскольку все участники знали, что ни один суд не осудит членов парламента, поскольку они действовали совершенно законно. Давайте рассмотрим это подробнее.

Поскольку прокуратура вела расследование в отношении Нюсляйна и Заутера и даже провела обыск в их домах, эти двое подали жалобу на действия прокуратуры и 19 ноября были признаны правыми. Суд привел очень интересные причины этому:

“Федеральный законодатель учредил уголовное преступление в виде подкупа членов парламента исключительно для защиты работы парламентских органов и органов парламентских групп. Поэтому оно охватывает только действия, связанные с подкупом с целью повлиять на деятельность парламентской работы на пленарных заседаниях, в комитетах и рабочих группах партийных фракций”.

Таким образом, подкуп членов парламента является законным до тех пор, пока подкуп не касается парламентской работы. На практике это трудно доказать, если только вовлеченные стороны не оговорят в письменном виде, что подкупающий дает деньги члену парламента специально для того, чтобы тот, например, проголосовал за или против того или иного закона. На практике доказать такое невозможно, поэтому подкуп членов парламента в Германии является законным.

Далее суд сказал:

“Согласно ясному волеизъявлению законодателя, обладатель мандата не подлежит уголовному преследованию за получение неправомерных материальных выгод, если – как это произошло в данном случае – он просто использует полномочия своего мандата или свои связи для влияния на решения внепарламентских органов, например, органов власти и министерств. Это ясное волеизъявление законодателя должно было быть учтено сенатами в их решениях”.

Здесь хорошо видно, что суд взбешен этим пунктом. В нем говорится о неправомерных выгодах”, то есть утверждается, что принятие средств было – мягко говоря – не в порядке вещей. И суд дважды указывает, что это “явное намерение” законодателя. Таким образом, суд как бы говорит, что очень хотел бы видеть этих двух коррумпированных членов парламента осужденными, но из-за недвусмысленной формулировки статьи 108e Уголовного кодекса у суда нет другого выбора, кроме как вынести решение в пользу этих двух членов парламента.

Насколько я знаю, это крайне необычно для судей – так открыто выражать собственное мнение и так открыто критиковать существующий закон.

Больше масок

Маски в период пандемии стали настоящей бизнес-моделью для политиков, стоящих у власти в Германии.

В то время министра здравоохранения звали Йенс Шпан, и он был и остается браке с лоббистом Даниэлем Функе. Гей-пара живет на широкую ногу и в 2020 году купила виллу в Берлине за четыре с лишним миллиона евро, которую они вообще-то не могут себе позволить, но они все равно получили кредиты от Sparkasse Westmünsterland, где Шпан был членом совета директоров с 2009 по 2015 год. Но я хочу поговорить не об этом; если вам интересна именно эта тема, вы можете прочитать подробности здесь.

Меня волнует другой вопрос: действительно ли допустимо, чтобы кто-то стал министром, будучи в браке с лоббистом? В конце концов, работа лоббистов заключается в том, чтобы влиять на правительство в том направлении, в котором этого хочет работодатель лоббиста. А что может быть практичнее для лоббиста, чем буквально лежать в постели с министром?

Муж Шпана работает в Burda, медиакомпании. И в начале пандемии эта медиакомпания также внезапно начала продавать по завышенным ценам защитные маски от пандемии Федеральному министерству здравоохранения, которое возглавляет Йенс Шпан. В Spiegel можно прочитать:

“В ответ на вопрос SPIEGEL министерство заявило: “Контракт с Burda GmbH был заключен и оформлен по рыночной цене после получения предложений в соответствии со стандартной процедурой”. Представитель компании Burda сказал SPIEGEL: “Правление Hubert Burda Media предложило помощь Министерству здравоохранения в закупке масок в апреле 2020 года, когда правительство Германии срочно нуждалось в защитных масках”. По словам представителя компании, это был генеральный директор Burda Пауль-Бернхард Каллен, который обратился непосредственно к министру Шпану”.

Я хотел бы верить, что руководитель Burda (а значит, и мужа Шпана) позвонил Шпану. Но во что мне трудно поверить, так это в то, что начальник мужа Шпана не поговорил сначала со своим сотрудником, который каждую ночь спит в одном доме с министром. Связь слишком удобная, чтобы я мог поверить, что начальник Burda не “прощупал” его заранее.

И еще один вопрос: почему такая медиакомпания, как Burda, имеет дело с масками?

И следующий вопрос: при всех скандалах с депутатами от ХДС/ХСС, которые также зарабатывали на продаже масок Министерству здравоохранения, Министерство придает большое значение тому, что министр Шпан не имеет к этому никакого отношения, все происходило по обычным официальным каналам и решения принимались гораздо ниже министра. Но, как раз в случае с Burda, то есть, с работодателем мужа Шпана, министр был лично вовлечен в сделку. Spiegel добавляет:

“Burda по запросу SPIEGEL сообщил, что Функе “ни в коем случае не был проинформирован о сделке и не участвовал в ней”. Никаких комиссионных выплачено не было. Это заявление было сделано Burda и от имени Funke, который не ответил на запрос SPIEGEL”.

Для Spiegel этого объяснения было достаточно, и он не стал спрашивать, правдоподобно ли оно.

После этого Spiegel быстро сменил тему и вернулся к освещению всех остальных случаев масочной аферы. Лишь много позже в статье Spiegel можно было прочесть:

“Другие компании, которые предлагали маски министерству, не имея связей в политике, согласно их собственным заявлениям, даже не получили должного ответа от Министерства здравоохранения. Вот почему многие продавцы и по сей день задаются вопросом, были ли необходимы политические связи с министерством для такой сделки”.

Это справедливый вопрос, и это было бы следующим скандалом, потому что все это произошло в год, когда защитные маски были в дефиците. Если выяснится, что Министерство здравоохранения, которое в то время отчаянно нуждалось в масках, искало их по всему миру и покупало их по завышенным ценам, в то же время оставляло предложения продавцов масок без ответа, то это будет либо некомпетентностью, либо фактически кумовством и коррупцией, если только политическим приближенным Шпана было позволено регулировать поставки масок в министерство.

Но Burda была представлена в Spiegel как бескорыстная компания:

“По словам Burda, сделка по продаже масок осуществлялась через компанию в Сингапуре, в которой компания владеет десятью процентами акций. Цена защитных масок составляла 1,73 доллара за штуку. Маски были переданы Федеральному министерству здравоохранения в Шанхае 17 апреля 2020 года, которое затем взяло на себя ответственность и финансировало их транспортировку в Германию воздушным транспортом. Burda авансировала стоимость закупки, а позже министерство возместило расходы на кругленькую сумму в 909 тысяч евро. “Hubert Burda Media продала маски, назначив сумму в соотношении 1:1″, – сказал SPIEGEL пресс-секретарь”.

Как мило со стороны Burda, не правда ли? Они просто назначили стоимость 1:1 и не захотели на этом заработать. Возможно даже, что Burda ничего не заработала, на самом деле это не редкость. По налоговым соображениям компании предпочитают организовать работу таким образом, чтобы не получать прибыль в странах с более высокими налогами, например, в Германии, в которой потом пришлось бы платить налоги. Прибыль получают дочерние компании за рубежом, где налоги ниже. Это старый трюк.

В связи с этим возникает следующий вопрос, который Spiegel не задает: могла ли дочерняя компания Burda в Сингапуре получить большую наценку, на которой затем заработала материнская компания?

Но немецкие СМИ не задали ни одного из этих вопросов.

Незаконные войны

Наконец, я хочу перейти к “зарубежным миссиям” бундесвера, которые я назвал одной из главных причин, почему депутаты Бундестага не могут отменить статьи 146 и 147 Закона о судоустройстве, потому что тогда они сразу же попадут в тюрьму пожизненно.

В Германии запрещено как по Основному закону, так и по уголовному праву планировать, готовить или инициировать агрессивную войну, как указано в параграфе 13 VStGB (Völkerstrafgesetzbuch (VStGB) – немецкий закон, который регулирует преступления против международного права). Ранее это регулировалось аналогичным образом в параграфе 80 Уголовного кодекса Германии.

Война против Югославии в 1999 году была явно незаконной с точки зрения международного права, что признает даже тогдашний канцлер Шрёдер.

Почему же Шрёдер может говорить об этом публично, не опасаясь наказания? Ведь § 13 VStGB четко гласит:

“Тот, кто ведет агрессивную войну или совершает любой другой акт агрессии, который по своему характеру, тяжести и масштабам представляет собой грубое нарушение Устава Организации Объединенных Наций, наказывается пожизненным заключением”.

И югославская война была “явным нарушением Устава Организации Объединенных Наций”. Ведь, согласно Уставу ООН, война не является нарушением Устава только в том случае, если страна защищается от нападения или если Совет Безопасности ООН дал на это мандат. Но Югославия не нападала ни на какую другую страну, и уж тем более не на Германию или любого другого члена НАТО. Совет Безопасности также не давал мандата. Таким образом, война была нарушением Устава ООН, и Шрёдеру следовало бы ожидать пожизненного заключения.

Но он явно не беспокоится о том, что прокурор может выдвинуть обвинения. Меркель также следовало бы ожидать предъявления обвинений, потому что то же самое относится к развертыванию бундесвера в Сирии. Там бундесверовские “Торнадо” нарушают воздушное пространство Сирии без разрешения сирийского правительства. Я не призываю любить сирийское правительство, дело не в этом. Но мне тоже не нравится мой сосед, но я же не бью его из-за этого. Законы действуют независимо от симпатий.

И нарушение воздушного пространства Сирии боевыми самолетами – это нарушение территориальной целостности Сирии. И как мы можем прочитать в § 13 VStGB, это считается “актом агрессии”, который в Германии карается пожизненным заключением:

“Акт агрессии – это применение государством вооруженной силы против суверенитета, территориальной целостности или политической независимости государства или иным образом противоречащее Уставу Организации Объединенных Наций”.

Но все становится еще интереснее. 20 сентября 2018 года Научная служба Бундестага опубликовала экспертное заключение, в котором говорится, что даже каждый член парламента, проголосовавший за развертывание вооруженных сил Германии, подверг себя соответствующему преследованию:

 “Согласно § 13 (4) VStGB, лицо, “которое фактически находится в положении, позволяющем контролировать или направлять политические или военные действия государства” может подвергнуть себя преследованию – следовательно, это и члены парламента, которые санкционируют развертывание вооруженных сил за рубежом”.

Это говорится в докладе в связи с возможным участием бундесвера в “ответных ударах” США по Сирии. Но это не имеет решающего значения, поскольку в равной степени относится к любой агрессивной войне в нарушение международного права, за которую проголосовал депутат парламента и в которой участвует Германия.

Кстати, это также означает, что за участие в войне против Югославии, которая была явно незаконной с точки зрения международного права и, следовательно, агрессивной войной, запрещенной параграфом 13 VStGB, не только Шрёдер, но и все министры и члены парламента, голосовавшие за войну в 1999 году, должны быть фактически посажены в тюрьму пожизненно.

Теперь возникает вопрос: почему этого не происходит? Ответ звучит как теория заговора: этого не происходит, потому что в Германии судебная система не является независимой, так как здесь действуют вышеупомянутые статьи 146 и 147 Закона о судопроизводстве.

Вы сразу же скажете: этого не может быть! Судьи независимы, никто не имеет права давать им указания!

Верно, когда обвинительное заключение поступает в суд, судья независим, а обвиняемый должен отвечать перед законом, как и все остальные. По крайней мере, так гласит Основной закон. Таким образом, вся хитрость заключается в том, чтобы не довести дело до суда. И это было сделано в Германии при помощи этих параграфов.

Против Меркель и Шредера было выдвинуто множество обвинений, но прокуроры не стали их рассматривать, потому что им не разрешили это делать.

Как я уже сказал, это лишь очень небольшая подборка примеров, но этих примеров должно быть достаточно, чтобы понять, как в действительности работает немецкое “правовое государство” и почему сотрудничество “лоббистов” с федеральным правительством работает “как часы”.

НОВОЕ

Насколько сильно ЦРУ вовлечено в войну против России

New York Times опубликовала очень подробную статью о масштабах сотрудничества ЦРУ с Украиной. Этот материал еще раз показывает, что США уже давно являются воюющей...

Пропаганда. Как нагло лжет немецкий журнал Spiegel об “изоляции России”

Западные эксперты и СМИ уже давно признали, что Западу не удалось изолировать Россию на международном уровне. Однако это не мешает Spiegel публиковать статью об...

Абсурдистан. Депутата Бундестага получил замечание за демонстрацию немецкого флага

Депутат от партии "Альтернатива для Германии" (АдГ) показал немецкий флаг во время выступления в Бундестаге. За это он получил официальное замечание, что было бы...

Читайте также

Венгрия. Оппозиция оштрафована на 670 тысяч евро за получение средств из-за рубежа

В Венгрии оппозиция была оштрафована на 670 тысяч евро за получение средств из-за рубежа во время последней избирательной кампании. Венгерское правительство уже давно является занозой...

Геополитика. G20 показал изолированность Запада

Раскол между Глобальным Югом и коллективным Западом растет и G20 - хороший показатель. Сейчас на форуме ведутся дискуссии, на которых игнорируются геополитические вопросы, поскольку...

Пропаганда. Лживая шумиха в СМИ вокруг Навального

Было ясно, что западные СМИ устроят вокруг смерти Навального грандиозную истерию, но то, что происходит сейчас, пожалуй, выходит за все прежние рамки, как показывает...