ГлавнаяАналитикаПриднестровье и Молдавия. Предпосылки конгресса в Приднестровье

Приднестровье и Молдавия. Предпосылки конгресса в Приднестровье

28 февраля в Приднестровье был созван съезд депутатов всех уровней – высший орган непризнанного государства, в связи с чем возникли подозрения, что Приднестровье будет просить о присоединении к РФ. Но все обернулось иначе. В этой статье я расскажу вам, что произошло.

Когда 28 февраля в Приднестровье был созван съезд депутатов всех уровней – высший орган непризнанного государства – это вызвало большое волнение, потому что пророссийская часть республики давно хотела стать частью России, а 29 февраля Владимир Путин должен был выступить с обращением к гражданам РФ. Многие, в том числе и я, подозревали, что в этой ситуации Конгресс может попытаться оказать давление на российского президента, официально попросив его о присоединении к российскому государству.

Но ничего подобного не произошло, и Конгресс принял – на первый взгляд, бессмысленную – декларацию с просьбой о дипломатической поддержке в разрешении конфликта с Молдавией. В своей речи на следующий день Владимир Путин вообще не упомянул ни Молдавию, ни Приднестровье.

В одной из российских статей очень хорошо объясняется, почему все это произошло:


Почему Путин не отреагировал на “крик о помощи” из Приднестровья, и был ли он вообще?

Кому и зачем понадобились вбросы о том, что съезд депутатов в Тирасполе попросит Москву принять ПМР в состав России, тем самым спровоцировав новую войну на Днестре

Комментируя послание Владимира Путину Федеральному собранию, “неполживые” западные СМИ, в частности, издание Politico, не без огорчения посетовали, что президент России почему-то не воспользовался возможностью для “нагнетания напряженности” из-за Приднестровья. 28 февраля, за день до выступления Верховного в Гостином Дворе, в Тирасполе состоялся съезд депутатов всех уровней ПМР, итоговую декларацию которого ряд ресурсов – причем как российских, так и зарубежных – интерпретировали, как “крик о помощи, адресованный Москве”. Но Путин, дескать, на него не отреагировал, чем якобы подмочил свою репутацию “защитника русских”, где бы они ни находились. Еще с прошлой недели в медиа-поле разгонялись слухи, что приднестровские депутаты попросят на съезде принять их республику в состав России по примеру Крыма и ЛДНР, а когда ничего подобного не произошло, организаторы информационной кампании принялись натягивать сову на глобус, подгоняя факты к нужному выводу. Зачем и кому это понадобилось, чего на самом деле хотели в Тирасполе и что вообще сегодня происходит вокруг ПМР?

Нынешний вседепутатский съезд в Тирасполе стал лишь седьмым подобным мероприятием за 34 года существования ПМР. И все предыдущие ознаменовывались какими-то значимыми решениями, взрывавшими информационную повестку. Например, на шестом съезде в 2006-м народные избранники постановили провести референдум о присоединении к России, по результатам которого “за” высказались 97% приднестровцев.

Учитывая, что с того момента прошло почти 18 лет, ожидалось, что и на VII съезде 28 февраля произойдет нечто из ряда вон выходящее. Это, а также то, что уже на следующей день Владимир Путин должен был выступить с посланием Федеральному Собранию, создало питательную среду для вбросов о том, что депутаты обратятся к Москве с просьбой принять ПМР в состав России. Судя по тому, как эта тема была подхвачена и стала стремительно обрастать комментариями, многие поверили.

То, что те, кто распускал такие слухи – ни разу не друзья России, очевидно. Приднестровье, в отличие от Крыма и республик Донбасса, не имеет связи с РФ ни по суше, ни по морю. Да, и по воздуху тоже. Москва сегодня физически не способна ничем и никак обеспечить реинтеграцию узкой полосы русской земли вдоль левого берега Днестра, зажатого между бандеровской Украиной и русофобствующей Молдавией.

Поэтому подобное обращение, да еще накануне выступления Путина, за коим после интервью Карлсона следили во всем мире, загоняло Москву в безвыходную ситуацию. Поддержать – значит, подвергнуть ПМР и расположенных там наших военных и миротворцев угрозе вторжения с двух сторон. Отказать или проигнорировать – нанести ущерб имиджу России как защитнице русских (вот, мол, посмотрите, как Путин “своих не бросает”) непосредственно перед выборами.

Но даже такой вариант не исключал проведения “зачистки” Приднестровья, поскольку ломал хрупкий статус-кво. Да, Москва промолчала, но Тирасполь-то свое слово сказал, тем самым создав казус белли.

А желающих разжечь на Днестре пожар войны, которая создаст предпосылки для втаскивания в регион войск НАТО, масштабирования конфликта на Украине и переламывания негативной для Запада информационной повестки хватает и в Париже (как раз Макрон тут грозился послать солдат на помощь ВФУ), и в Бухаресте, и в Лондоне, и в Вашингтоне, и в Брюсселе, не говоря уже про Кишинёв и Киев. Хотя стоит признать, последний в случае со съездом в Тирасполе скорее успокаивал, чем нагнетал.

Но в итоге обошлось. И уже стоявшим на низком старте провокаторам пришлось отыгрывать ситуацию, представляя резолюцию и декларацию депутатского форума как “крик о помощи”, от которого Москва якобы отмахнулась. Не получилось сыграть по крупному, так хоть по мелочи нагадить.

Так о чем же конкретно просили приднестровцы Россию? Смотрим в итоговые материалы съезда и там читаем:

“Принять обращение в адрес Совета Федерации и Государственной Думы Российской Федерации с просьбой о реализации дипломатических мер по защите Приднестровья [выделение Нарполита] в условиях усиления давления Молдовы с учетом факта постоянного проживания на территории Приднестровской Молдавской Республики более 220 тысяч граждан России и уникального положительного опыта российского миротворчества на Днестре, а также статуса гаранта и посредника в переговорном процессе”.

То есть это, по сути, ходатайство о том, чтобы российские парламентарии (ни к Путину, ни в МИД, ни в АП, ни в Минобороны, ни куда либо еще депутаты не обращаются) как-то повлияли на Кишинёв. Одновременно (пристрастные комментаторы оставили это за скобками) аналогичные по смыслу обращения съезд направил генсеку ООН, в ОБСЕ, Европарламент и куда только не. Идея везде общая – заставьте Санду, Речана и Гросу прекратить душить ПМР экономической блокадой, грозящей гуманитарной катастрофой.

При этом конфронтация между двумя берегами Днестра идёт уже давно, СВО перевалила на третий год, а о “блокаде” в Тирасполе заговорили только сейчас. Что же происходит на самом деле?

До этого года экономические агенты Приднестровья десятилетиями пользовались льготами, не уплачивая пошлин за экспорт своей продукции через Днестр (граница с Украиной с февраля 2022-го закрыта). Шла она главным образом в ЕС (на 230 млн долларов в 2023-м) и во “враждебную” Молдавию (на 391 млн), что давало 2/3 всей экспортной выручки ПМР (к слову, на долю России и ее партнеров по ЕАЭС приходилось менее 50 млн).

За сохранение такого выгодного положения Кишинев хотел получить от Тирасполя ряд ништяков, причем не геополитического, как можно подумать, а экономического плана, связанных в первую очередь с поставками электричества с Молдавской ГРЭС (несмотря на название, она находится в Приднестровье и работает на российском газу, от которого на Правом берегу как бы “героически” избавились).

Не обретя желаемого и устав от бессмысленных переговоров, Молдавия с 1 января отменила льготы для приднестровского бизнеса (читай для группы “Шериф”, чей ставленник Вадим Красносельский ныне работает президентом ПМР), переведя их на общие основания. В этой ситуации важен не столько экономический ущерб (хотя и он тоже), сколько нарушение установившегося порядка вещей, когда Молдавия фактически стала распространять свою юрисдикцию (пока таможенную) на Левый берег. Тирасполю это, естественно, не понравилось, но сделать он ничего не может – после закрытия Украиной всех КПП на востоке, вывозить/ввозить что-то в ПМР можно только на запад, через Молдавию.

Поэтому Красносельский и созвал впервые за 18 лет депутатский съезд, чтобы от имени всего народа просить внешних игроков вмешаться и как-то урезонить Санду и Ко. Причем не только и не столько Россию, которую Кишинев даже слушать не будет.

Показательно, что в последние дни в ПМР побывали представительные дипломатические делегации Украины, США и Великобритании. Такого наплыва иностранных гостей в Тирасполе давно не наблюдалось, и надо думать приезжали они не с целью полюбоваться местными красотами.

Что же касается России, то она своих не бросит. Приднестровью надо только дождаться, когда вернется в родную гавань русский город Одесса, а дальше всё пойдет само собой. А до тех пор придётся потерпеть и не поддаваться на провокации, вроде той, что наши недруги пытались провернуть на съезде.


Для меня особенно неожиданной стала связь между президентом Приднестровья Красносельским и самым важным экономическим конгломератом республики. Это означает, что Красносельский – в отличие от населения региона – вряд ли будет действительно заинтересован в объединении Приднестровья с Россией, поскольку Россия ликвидирует такие олигархические структуры, в которых бизнес-сообщество оказывает влияние на правительство.

Зачастую все гораздо сложнее, чем может показаться на первый взгляд…

НОВОЕ

Как Китай унизил Олафа Шольца

Немецкие СМИ с восторгом трубят о поездке канцлера Шольца в Китай. Однако они не упоминают о протокольном унижении, которое в очередной раз показывает, насколько...

Почему Россия не осуждает нападение Ирана на Израиль

В то время как на Западе возмущаются по поводу иранской атаки на Израиль, в России все обстоит иначе. На это есть свои причины, о...

Россия официально не осудила нападение Ирана на Израиль

Министерство иностранных дел России в своем официальном заявлении по поводу инцидента прямо не осудило нападение Ирана на Израиль, но обвинило Запад в том, что...

Читайте также

До последнего украинца. Новый закон о мобилизации на Украине

Украинский парламент принял противоречивый закон о мобилизации, который оказался даже более суровым, чем опасались его критики. Украина приняла новый противоречивый закон о мобилизации. Валерий Залужный,...

Почему Россия не осуждает нападение Ирана на Израиль

В то время как на Западе возмущаются по поводу иранской атаки на Израиль, в России все обстоит иначе. На это есть свои причины, о...

Россия официально не осудила нападение Ирана на Израиль

Министерство иностранных дел России в своем официальном заявлении по поводу инцидента прямо не осудило нападение Ирана на Израиль, но обвинило Запад в том, что...