ГлавнаяНовостиЕвросоюз вышел на тропу саморазрушения

Евросоюз вышел на тропу саморазрушения

Исполняющий обязанности постоянного представителя России при ЕС Кирилл Логвинов — о том, почему прежнего Евросоюза уже не существует и больше никогда не будет

ТАСС/ Текущая конфронтация Запада с Россией не идет в сравнение с холодной войной. В последнее время нередко приходится отвечать на вопросы о перспективах еэсовского курса на российском направлении. Памятуя о еще недавно связывавших нас и западные страны торгово-экономических отношениях, культурных обменах, тесных контактах между людьми, многие искренне верят в то, что опущенный Евросоюзом “железный занавес” и его полное обособление от России — явления временные. Мол, даже во времена холодной войны не наблюдалось такого уровня конфронтации. Правильно — ведь не существовало и Евросоюза (он был создан лишь Маастрихтским соглашением, вступившим в силу в 1993 году), а было экономическое сообщество западноевропейских стран. И, возможно, именно в этом надо искать ответ на вопросы, как ЕС дошел до жизни такой и чего ждать от него в будущем.

Евробюрократия начинает править балом

Начну с главного: анализ имеющих место сегодня в Брюсселе тенденций и особенностей внешней еэсовской политики подводит к осознанию того, что прежнего Евросоюза, каким все его знали и к какому привыкли, уже не существует и больше никогда не будет. Более того, ЕС уверенно катится под откос. Объясню почему.

Сугубо интеграционное объединение, главными задачами которого традиционно являлись обеспечение высокого уровня социально-экономического благосостояния европейцев, развитие единого рынка и рост конкурентоспособности блока, в последние годы трансформировалось в глубоко идеологизированный альянс, обслуживающий интересы брюссельской бюрократии, а по сути глобалистских, преимущественно американских, лоббистов.

Для удобства последних наднациональные органы ЕС, прежде всего Еврокомиссия, продолжают перераспределять (а по факту существенно расширять) полномочия в свою пользу и в ущерб интересам евростолиц, способствуя тем самым процессу размывания их суверенитета. Проще говоря, Брюссель последовательно добивается того, чтобы самостоятельно формулировать или даже навязывать общееэсовскую повестку, а не способствовать ее формированию на основе согласования странами-членами консенсусных решений. 

“Российская угроза” как предлог для трансформации ЕС

Если первоначально усиление влияния евроструктур оправдывалось необходимостью поиска эффективных ответов на многочисленные кризисы (прежде всего в борьбе с пандемией COVID-19 и ее последствиями), то теперь оно осуществляется преимущественно под предлогом “российской угрозы”.

Противодействие России используется сегодня теми силами в евроструктурах, кто давно мечтал заняться “перекройкой” основ функционирования ЕС под решение собственных конъюнктурных задач. Наиболее ярко это выражается в политике расширения, которая приобрела геополитическую окраску, не имеющую ничего общего с интеграционной составляющей. Главным критерием оценки готовности потенциальных членов стала лояльность, зачастую противоречащая их национальным интересам.

Под тем же соусом, невзирая на долгосрочные экономические издержки для всего объединения и евростолиц, полным ходом идет процесс форсированного принятия Киева в ЕС. Иррациональное для Евросоюза решение по Украине о начале предвступительных переговоров имеет четкую логику для Еврокомиссии, которая таким способом надеется значительно расширить собственные полномочия.

Именно с этой целью Еврокомиссия готовит страны ЕС к проведению так называемых “необходимых для нового расширения внутренних реформ Евросоюза”, одной из которых должен стать отказ стран ЕС от права вето в Европейском совете. Это лишит отдельные европейские государства возможности блокировать неприемлемые для них решения Брюсселя.

Все, что ни делается, к худшему

Вследствие отказа от российских энергоносителей Евросоюз вступил в период экономической стагнации, промышленного упадка и социальной напряженности. На этом фоне продолжает расти спровоцированный милитаризацией дисбаланс в еэсовской экономике. Причем взятый курс на ускоренное военное строительство если и служит интересам военно-промышленного комплекса (ВПК), то отнюдь не европейского.

Одновременно ЕС отказался от существовавшего последние десятилетия своего рода “разделения труда” с Североатлантическим альянсом. Вопросы обеспечения безопасности всегда были прерогативой НАТО. Фактическое же сращивание двух блоков впрягло Евросоюз в решение сугубо натовских задач.

Растущая неуверенность в контексте предстоящих в июне 2024 года выборов в Европарламент, а затем президентских в США уже провоцирует беспрецедентную зачистку местного информационного пространства с целью отвлечь избирателей от политических и экономических просчетов.

Эти и другие тенденции неизбежно способствуют процессу выхолащивания изначальной сути европроекта.

Тяга жить за чужой счет

Одной из причин, которая привела Евросоюз к экзистенциональному кризису, является то обстоятельство, что европейская интеграция перестала развиваться вглубь. Верх взяло стремление к глобальному доминированию путем навязывания единообразия по брюссельским шаблонам и повсеместного искусственного насаждения неолиберальной идеологии. Подобная политика продиктована, прежде всего, неоколониально-потребительским отношением к внешнему миру. Однако все это подается через благовидную призму процесса создания “геополитической Европы”, видящей себя в роли благодетеля третьих стран.

В реальности еэсовцы преследуют задачу заставить других платить за собственное развитие, в частности вкладываться в обеспечение “зеленого” и цифрового переходов. Особая ставка при этом делается на санкционный (в лучшем случае — протекционистский) инструментарий, который — даже вне “российского контекста” — превратился для ЕС в универсальный способ выстраивания отношений с третьими государствами.

Это есть последний и решительный бой Евросоюза

С началом специальной военной операции (СВО) Брюссель поставил в фокус своей агрессивной неоимперской экспансии Россию. Цель нанести нам поражение и получить неограниченный доступ к нашим ресурсам изначально была для Евросоюза стратегической ошибкой. Еэсовцы просчитались в главном — они не ожидали, что Москва не только не потерпит такого отношения к себе и к своим жизненным интересам, но и жестко ответит. Здесь забыли, как печально для Запада заканчивался каждый новый “дранг нах остен”.

По мере осознания краха задуманного против России “экономического блицкрига” Брюссель начал терять ощущение реальности, расшатывать интеграционные устои, перегибать в контактах с внешним миром. В результате Евросоюз, бросив на противостояние с нашей страной буквально все имеющиеся у него ресурсы — политические, экономические, дипломатические, военные, информационные, — загнал себя в такое состояние, что увязывает свою судьбу с исходом СВО.

Одновременно необходимо четко понимать: предельно агрессивная еэсовская реакция на СВО не является каким-то конъюнктурным “перегибом”. Увы, для многих в Брюсселе противостояние с Россией — первый и последний шанс самоутвердиться за наш счет, заставить евростолицы держать антироссийский строй (по образцу, как Германия “проглотила” подрыв “Северного потока — 2”), сделать так, чтобы побаивались третьи страны.

Раздражение, что мы не такие, какими, в представлении Запада, должны были быть после распада СССР, накапливалось не одно десятилетие, что стало для Брюсселя оправданием для того, чтобы сделать выбор в пользу глобального противостояния России. Безусловно, не обошлось без влияния США. Однако и списывать все только на то, что европейцев “вашингтонский бес” попутал, думаю, было бы неправильно.

Все это подводит к главному, на мой взгляд, выводу: взятый Брюсселем курс в отношении России является его осознанным выбором и прямым следствием неоимперской трансформации Евросоюза — ожидать ее скорого завершения не следует. Равно как и не очевиден исход всего этого процесса. Тем более что одним из сценариев может стать саморазрушение ЕС.  

Созерцание конца

Европейские элиты чувствуют эту угрозу, но не хотят сворачивать с избранного пути. В противном случае им пришлось бы публично признать ошибочность антироссийской политики. Вместо этого они обвиняют во всех бедах Россию, тем самым продолжая “копать себе яму”.  

НОВОЕ

Контроль над вооружениями. Российский эксперт: “Мир ожидает эпоха стратегической стабильности без больших договоров РФ и США”

Российские эксперты скептически оценивают ситуацию с контролем над ядерными вооружениями. Один из ведущих российских экспертов заявил, что мы должны готовиться к эпохе без договоров...

Под давлением Запада? Частные кредиторы прощают Украине 20 долг в миллиардов евро и тем самым откладывают ее государственное банкротство

Украине грозило государственное банкротство, поскольку выплаты по украинским кредитам западным инвестиционным фондам должны были возобновиться в августе. Но теперь достигнуто соглашение, которое обойдется им...

Европейские санкции. Немецкая газета Handelsblatt подтверждает некомпетентность правительства Германии и Еврокомиссии в вопросах экономической политики

Правительство Германии черным по белому подтвердило то, что уже давно все поняли: санкции против России провалились. Для того чтобы прийти к этому очевидному выводу,...

Читайте также

Конфликт с Китаем. Лживая политика Запада во главе с США в отношении Тайваня

На Западе говорят, что Запад якобы должен защищать Тайвань от злобного Китая, который мечтает аннексировать Тайвань силой. Однако официально ни одно государство на Западе...

Что за всем этим стоит? Зеленский хочет пригласить Россию на следующий “мирный саммит”

Внезапно Владимир Зеленский захотел пригласить Россию на следующий "мирный саммит", причем правительство США тоже не против этой идеи. Но что за этим стоит? В понедельник...

Зеленский хочет наказать Орбана. Киев сокращает поставки российской нефти в Венгрию и другие страны ЕС

Украина сократила поставки российской нефти, которая идет через неё в Венгрию, Чехию и Словакию. Своим очевидным желанием наказать венгерского премьер-министра за его мирную инициативу...