ГлавнаяАналитика10 лет назад. Путь Украины к катастрофе начался 21 ноября 2013 года

10 лет назад. Путь Украины к катастрофе начался 21 ноября 2013 года

Ровно десять лет назад начался “майдан”, а вместе с ним и путь Украины к нищете и войне. В этой статье, первой из моего небольшого цикла, посвященного анализу процесса эскалации событий на Украине, я расскажу о предыстории и начале “майдана”.

“Майдан”, начавшийся 21 ноября, ознаменовал собой начало конца Украины. Людей заманивали туда лозунгами о ликвидации коррупции и власти олигархов, на Западе “майдан” преподносился как борьба народа за путь в ЕС. Ни того, ни другого не произошло, украинцы были обмануты.

После “майдана” новым президентом стал Петр Порошенко, один из самых богатых украинцев, а коррупция на Украине продолжала процветать. Путь в ЕС все также был закрыт, поскольку безвизовый режим для украинцев был введен только через много лет, а переговоры о вступлении в ЕС не ведутся до сих пор.

Вместо этого “майданная” власть спровоцировала войну на Донбассе в апреле 2014 года. Кстати, когда принималось решение о войне против народа Донбасса, за столом переговоров сидел глава ЦРУ в Киеве.

В экономическом плане Украина после “майдана” оказалась на волоске от гибели, поскольку соглашение об ассоциации с ЕС и националистическое “майданное” правительство практически полностью прекратили торговлю с Россией и СНГ, хотя эта торговля составляла почти 50% внешней торговли Украины, причем только торговля с Россией составляла 30%. Поэтому ВВП Украины после “майдана” упал именно на эти 50%.

Далее я процитирую две главы из моей книги об украинском кризисе 2014 года, вышедшей в Германии, в которых я описываю подготовку к “майдану” и начало протестов:

Дорога к “майдану” – ноябрь 2013 года

Подписание Соглашения об ассоциации должно было состояться 28/29 ноября в рамках саммита Восточного партнерства ЕС в Вильнюсе. Всего за 10 дней до этого, 18 ноября, канцлер Германии Ангела Меркель в правительственном заявлении поставила под сомнение это подписание и практически отклонила его: “Сегодня я должна сказать вам, что пока не ясно, готова ли Украина создать условия для возможного подписания”.

Впоследствии, 21 ноября, украинское правительство объявило о приостановке процесса подписания. Об этом сообщил в своем заявлении премьер-министр Украины Николай Азаров. Кабинет министров Украины обосновал это решение необходимостью в большей степени учитывать развитие экономических отношений с Россией и странами СНГ. При этом не были упомянуты голоса из ЕС, например, заявление правительства Меркель, сделанное тремя днями ранее. Ответственным министрам было поручено сформировать трехстороннюю комиссию с участием России и ЕС для обсуждения торгово-экономических вопросов. Поскольку, как уже говорилось, около 30% внешней торговли Украины приходилось на Россию, обеспокоенность правительства была понятна, так как ЕС не мог и не сможет в обозримом будущем компенсировать соответствующее резкое падение внешней торговли в случае отмены беспошлинного режима с Россией. Однако его отмена была прямым следствием заключения Соглашения об ассоциации с ЕС.

Эта отмена беспошлинного режима с Россией неоднократно называлась на Западе давлением со стороны Москвы. Однако никогда не говорилось о том, что у России не было другого выхода, кроме как отменить беспошлинный режим с Украиной, чтобы избежать обхода своего таможенного законодательства. Ведь в то же время соглашение предусматривало введение таможенных пошлин на российские товары на Украине.

Президент Украины Виктор Янукович, находившийся в это время в Вене для консультаций, заявил, что Киев хочет придерживаться пути евроинтеграции, несмотря на существующие трудности. Украинское информационное агентство “УНИАН” сообщило об этом в тот день под заголовком “Кабинет правительства: Украина приостанавливает подготовку к подписанию ассоциации с ЕС”.

Можно предположить, были ли упомянутые экономические проблемы единственной причиной приостановки подписания или же свою роль сыграли все те сомнения, которые заранее высказывали политики ЕС, и Янукович хотел избежать ситуации, в которой он только на саммите незадолго до подписания соглашения получил бы информацию о том, что ЕС не хочет заключать договор. Ведь подписание соглашения со стороны ЕС на тот момент отнюдь не было гарантировано, учитывая те замечания, которые высказывали многие официальные лица ЕС, а некоторые из них даже выступали против соглашения.

Анализ западных СМИ того времени показывает, что до 21 ноября обсуждались проблемы Украины и ставился вопрос о возможности подписания соглашения об ассоциации с Украиной вообще. Однако после того, как Украина приостановила подписание, эти вопросы больше не задавались. Теперь отказ Украины стал доминировать в заголовках газет, о чем свидетельствуют несколько примеров.

В номере 47/2013 Spiegel была опубликована статья “Тень Тимошенко”, которая также появилась в интернете 18 ноября 2013 года. В ней можно было прочитать: “До саммита ЕС со своими восточными соседями украинский оппозиционный политик Юлия Тимошенко, вероятно, не будет выпущена на свободу. Это также ставит под сомнение успех встречи в Вильнюсе на следующей неделе”.

19 ноября московский корреспондент Spiegel Бенджамин Биддер в статье под заголовком “Холодная война между Европой и Россией” написал так: “ЕС хочет привязать к себе Украину соглашением в конце ноября. Одно условие: освобождение Юлии Тимошенко из тюрьмы. Но президент Янукович затягивает решение о ее освобождении – и ставит под угрозу новое партнерство”.

Однако после того, как 21 ноября Украина приостановила подписание, аргументация изменилась, о чем свидетельствуют следующие примеры.

21 ноября Manager Magazin вышел под заголовком “Украина отвернулась от ЕС” и написал: “Украинское правительство прервало многолетние усилия по достижению соглашения с Европейским Союзом. Ранее парламент отказался принять закон, позволяющий находящейся в заключении оппозиционному политику Юлии Тимошенко лечиться в Германии”.

22 ноября Spiegel вышел под заголовком “Украинский премьер-министр оправдывает прекращение сближения с ЕС” и написал следующее: “В четверг правительство остановило процесс подписания соглашения с ЕС о более тесном сотрудничестве и свободной торговле, переговоры о котором велись в течение многих лет, за неделю до того, как оно должно было быть подписано”.

BBC написала 27 ноября следующее: “Комиссар ЕС по торговле Карел де Гюхт заявил, что решение украинского правительства не подписывать торговое соглашение явно вызвано давлением со стороны России”.

Здесь сознательно или бессознательно замалчивается тот факт, что Соглашение об ассоциации было не просто торговым, а сложным политическим, военным и экономическим соглашением.

Увидев, насколько по-разному этот вопрос освещался в западной прессе до и после отмены Украиной своего решения, стоит кратко остановиться на российской прессе. Процитированный в предыдущей главе комментарий “Московского комсомольца”, опубликованный под заголовком “Российский бульдозер и украинская лодка”, как мы уже видели, был написан Михаилом Ростовским, который писал: “Предлагать Украине выбрать между Россией и Европой — это то же самое, что заявить: «Прошу вас, милейший, в кратчайший срок определиться: какой рукой вы можете пожертвовать — правой или левой?» Украина не может быть только с ЕС или только с Россией. Она создана для того, чтобы быть транзитной зоной, мостом между двумя частями континента”.

Далее он продолжил: “И в этом смысле нынешний президент Украины Виктор Янукович все делает правильно. Янукович наотрез отказывается делать навязываемый ему выбор и отчаянно лавирует. Конечно, в ответ на подобное «двуличное» поведение главы Украины на него обижаются и Европейский союз и Россия. Чтобы не утонуть, его лодка не должна намертво пришвартовываться ни к правому, ни к левому берегу реки. Капитан Янукович — или любой другой человек, который сменит его на посту лидера Украины — должен нестись вперед по течению, посылая воздушные поцелуи по обе стороны реки. Поэтому я подозреваю, что нынешний радикальный разворот украинской государственной политики не будет ни последним, ни предпоследним. Киев обязательно сделает все для восстановления своих разорванных экономических связей с Россией. Но я буду сильно удивлен, если Янукович согласится вступить в патронируемый Россией Таможенный союз.А даже если и согласится, то что с того? Любой союз имеет шансы оказаться долговременным и прочным только в том случае, если он является союзом желающих. Если в этот союз загоняют из-под палки, то он воспринимается не как «политический брак», а как «политическая тюрьма». Как только представится возможность «побега», за эту возможность ухватятся обеими руками. Украина не хочет разрывать экономические связи с Россией. Но одновременно она не хочет и вступать в Таможенный союз. Для Украины подобный шаг означал бы чудовищный внутренний раскол. Все мы знаем, например, с какой «теплотой» во Львове относятся к «москалям». А ведь настроенных подобным образом регионов в стране довольно много. А теперь представим себе реакцию этих территорий, если Украина вновь окажется в составе единого союза с Россией. Возможно, я чрезмерно сгущаю краски. Но мне почему-то видится, что эта реакция будет такой сильной, что никому мало не покажется. Какой из всего этого вывод? Мне кажется, что такой: нужны новые формы экономической интеграции. Формы, которые будут учитывать интересы и Киева, и Москвы, и Европейского союза. Украина, собственно, нечто подобное и предлагает. Премьер-министр Николай Азаров огласил в парламенте идею трехсторонних переговоров с РФ и ЕС. Однако трагедия украинской, да и не только украинской политики заключается в следующем: ни Россия, ни в еще большой степени Европейский союз пока не готовы к реальной интеграции друг с другом. Дети, которые родились в момент окончания «холодной войны», уже давно стали взрослыми людьми. Но уровень взаимной подозрительности между РФ и ЕС до сих пор остается таким же высоким, как, скажем, гора Эверест. С точки зрения Западной Европы, Россия — варварская страна с дикими политическими и культурными практиками. С точки зрения России, Западная Европа — территория, которая настолько далеко унеслась вперед, что начала путать понятия «прогресс» и «извращение». При таком ментальном разрыве наивно надеяться, что РФ и ЕС перестанут ссориться ради того, чтобы угодить Украине. А значит, и Януковичу и, возможно, парочке его преемников придется и дальше отдавать дань искусству, в котором так поднаторели киевские политики — искусству маневров между Москвой и Брюсселем. Ласковый теленок, который сосет двух маток, не вызывает всеобщего восхищения. Но у Украины просто нет выбора”.

Здесь четко прослеживается проблема внутренней разобщенности Украины. Ведь то, что было характерно для запада страны – здесь упоминался Львов, – было характерно и для востока страны. Восток стремился к максимально тесным связям с Россией. Независимо от того, в каком направлении пойдет Украина, в той или иной ее части обязательно возникнут волнения. Это понимали все, кто хоть что-то знал о стране. Даже если никто не мог всерьез представить себе гражданскую войну, беспорядки были неизбежны. Однако Запад этого не учел.

Поскольку заключение Тимошенко в тюрьму неоднократно приводилось в западной прессе и политике в качестве доказательства проблем Украины с точки зрения верховенства закона, возникает вопрос о том, можно ли было вообще освободить ее из тюрьмы или помиловать по украинскому законодательству того времени. Чтобы понять это, необходимо сделать небольшое юридическое отступление, поскольку Янукович утверждал, что он должен соблюдать действующее законодательство и не может помиловать Тимошенко, пока идет судебный процесс. Оппозиция же утверждала, что он может сам изменить соответствующие нормативные акты “в течение пяти минут”. Кто же из сторон прав?

Статья 106 Конституции Украины регламентирует права и обязанности президента. Пункт 27 гласит, что президент может объявлять помилование. Детали такой процедуры были регламентированы указом президента № 902/2010 от 16 сентября 2010 года, который Янукович издал вскоре после своего избрания, т.е. до ареста Тимошенко. Он предусматривал, что помилование может быть осуществлено только после завершения судебного разбирательства и вступления приговоров в законную силу. Поскольку это был президентский указ, то президент мог и изменить его, так что оппозиция была права. Однако у Януковича не было оснований менять указ, поскольку Тимошенко никогда не подавала прошения о помиловании. В данном случае произошел своеобразный силовой “чиновничий микадо”, в котором проигрывает тот, кто ходит первым. Тимошенко могла обосновать свой отказ от прошения о помиловании президентским указом, а Янукович – тем, что без прошения о помиловании нет оснований менять существующий указ.

Благодаря этой патовой ситуации было найдено абсурдное компромиссное решение: Рада должна была принять закон, разрешающий заключенным выезжать за границу на лечение и тогда Тимошенко могла бы выехать на лечение в Германию. Это был бы уникальный в мировом масштабе закон, поскольку ни в одной стране мира заключенным не разрешается выезжать за границу ни с какой целью. Однако этот закон, несмотря на три попытки провести его в Раде, не получил большинства голосов.

В целом следует также отметить, что в конституционном государстве возможность помилования не может существовать в чисто юридическом смысле, пока продолжается судебное разбирательство. Не в последнюю очередь это лишает самого обвиняемого возможности оправдательного приговора. Помиловать можно только того, кто уже осужден. Пока судебное разбирательство продолжается, возможна только амнистия. Однако она распространяется не на отдельных лиц, а на определенные преступления и всех тех, кто был обвинен в них или будет обвинен в будущем.

“Майдан” – начало протестов

Первые акции протеста на “майдане” состоялись также 21 ноября, в них приняли участие, по данным различных СМИ, от 1 до 2 тысяч демонстрантов. Однако видеозаписи свидетельствуют о том, что их было всего несколько сотен. Кадры предоставлены интернет-телеканалом Hromadske.tv, который с самого начала поддерживал “майдан” и предоставил мировой прессе большое количество материалов.

Hromadskoe.tv, как и другие интернет-вещатели, с которыми мы столкнемся в ходе изучения событий на “майдане”, которые поддерживали его, были заранее профинансированы Западом. В годовом отчете Hromadskoe.tv за 2013 год, который уже недоступен в сети, указано, что более половины доходов канала поступило с Запада: почти 80 тысяч евро от посольства Нидерландов, почти 40 тысяч от посольства США и почти 25 тысяч от International Renaissance Found (Международного фонда “Возрождение” Джорджа Сороса). Это около 145 тысяч евро с Запада при сумме доходов чуть менее 260 тысяч евро. Остальное, согласно отчету, – индивидуальные пожертвования частных лиц. Расходы Hromadskoe.tv составили всего около 140 тысяч евро, что означает, что только западное финансирование покрыло все расходы и вещатель смог создать резервы. При пересчете в евро я исходил из среднего курса евро к украинской гривне, составлявшего в 2013 году около 1:10.

Информация о финансировании очень важна. Hromadskoe.tv также, в конечном счете, является неправительственной организацией и при освещении событий на “майдане” явно принял сторону демонстрантов. В этом нет ничего предосудительного, но возникает вопрос: может ли вещатель, финансируемый в основном западными странами и миллиардерами (у Сороса миллиардные инвестиции на Украине, а значит, и собственные интересы), вести нейтральный репортаж? Или, возможно, спонсоры диктуют характер репортажей? В конфликте, где на карту поставлены миллиарды одного инвестора и геополитические интересы сверхдержав, а впоследствии может начаться и война, стоит помнить о том, кто и какие интересы имел, и кто и кого финансировал. Остается вопрос: зачем западные посольства и американский инвестор Сорос финансируют интернет-канал, если не для того, чтобы повлиять на развитие событий в свою пользу?

Арсений Яценюк и Виталий Кличко выступили перед демонстрантами на “майдане” в первый же день. В тот же вечер киевский суд запретил возведение палаток и киосков на “майдане”, но не сами акции протеста. Тем не менее, строительство палаточного городка началось не позднее 24 ноября под руководством “командира” Андрея Парубия, который в то время был депутатом Рады и должен был сыграть важную роль после свержения Виктора Януковича.

Парубий с самого начала был движущей силой “майдана”. Он был активным участником оппозиционных кампаний партий “Батькивщина” и “Наша Украина”, а также одним из основателей “Свободы”, которая до 2004 года называла себя “Социал-национальной партией Украины”. В августе 2013 года правительство Германии в ответ на запрос парламентской фракции “Левая” (Die Linke) заявило, что “Свобода” относится к категории правых популистских и националистических партий, часть членов которой придерживается крайне правых позиций.

Это неудивительно, поскольку в числе целей, заявленных партией и ее функционерами, – “Украина украинской нации” и восстановление записи в паспорте “национальность”, то есть “этническая принадлежность”. Кроме того, “Свобода” хотела ввести квоту, согласно которой не менее 78% эфирного времени или текстов в СМИ должно быть на украинском языке. Кроме того, “Свобода” хотела, чтобы не менее 78% государственных служащих имели украинскую “национальность”, при этом национальность не следует путать с гражданством. По мнению “Свободы”, кандидаты на выборах должны раскрывать свою национальность. Кроме того, депутаты должны владеть украинским языком, в противном случае они не должны быть допущены к выборам. Это означало бы, например, что многие депутаты с востока страны уже не смогли бы баллотироваться, поскольку многие жители востока практически не говорят по-украински. Это касалось, например, и тогдашнего премьер-министра Николая Азарова, попытки которого говорить по-украински стали предметом шуток по всей стране. Кроме того, украинский язык должен был стать единственным официальным языком в многонациональном государстве, а за “любые проявления украинофобии” предполагалось ввести уголовную ответственность, причем без определения состава преступления. Все это и сегодня можно прочитать в программе партии “Свобода” от 9 августа 2012 года, которая продолжала действовать и после “майдана”.

Все это было давно известно партии ХДС (CDU), которая работала с членами партии “Свобода” в качестве министров в последующем переходном правительстве, поскольку Фонд Конрада Аденауэра выпустил информационную брошюру о президентских выборах 2010 года. В ней о лидере “Свободы” и кандидате в президенты от этой партии говорилось следующее: “Тягнибок мобилизует антисемитские настроения, ксенофобию и украинский изоляционизм. Он настроен решительно антироссийски и антизападно”.

Даже министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер не мог сделать вид, что ничего не знает, когда пожимал руки представителям “Свободы”, включая лидера партии Тягнибока, поскольку в 2012 году Фонд Фридриха Эберта при СДПГ (SPD) опубликовал брошюру о “крайне правых на Украине”, в которой написал, что “Свобода” выступает за “этнонационализм”, утверждающий, что “государство – это союз крови и духа”. Тягнибок сидел за столом переговоров со Штайнмайером в конце февраля, когда речь шла о смене власти в Киеве, и Тягнибок был одним из политиков, прославленных на Западе как “демократическая оппозиция” и поддержанных, в частности, Штайнмайером.

Возможно, это не имело бы никакого значения, если бы активные и бывшие члены “Свободы” не вошли после падения Януковича в состав нового, признанного Западом правительства Яценюка. Цели этой партии, некоторые из которых вошли и в программу правительства, резко противоречат ценностям ЕС. Так, например, защита национальных меньшинств является важной частью ценностей ЕС, к которым относятся, например, государственные языки. А требуемая квота этнических украинцев на государственной службе вряд ли совместима с запретом ЕС на дискриминацию.

28/29 ноября на саммите в Вильнюсе были подписаны соглашения об ассоциации с Грузией и Молдавией; Азербайджан решил отказаться от такого соглашения, о чем практически не писали западные СМИ.

После того как 29 ноября тысячи демонстрантов собрались на акцию протеста против неподписания соглашения, рано утром 30 ноября правоохранительные органы попытались разогнать демонстрацию, которая к тому времени была запрещена Киевским районным судом, и начались ожесточенные столкновения. На следующий день тысячи людей вновь вышли на “майдан”, причем цифры разнятся. Russia Today сообщала о 20 тысячах, западные СМИ – о сотнях тысяч. Так, например, Spiegel, Frankfurter Allgemeine и англоязычная Kyiv Post заявляли о 100 тысячах демонстрантов. Другие СМИ, особенно англоязычные, цитировали российского оппозиционного политика Бориса Немцова, который говорил о 400-800 тысячах человек, остальные ссылались на неназванные украинские источники и говорили о 700 тысячах человек.

Таким образом, мы можем наблюдать, что данные о численности демонстрантов на Майдане в течение всего времени его проведения сильно разнились.

Продолжение следует…

НОВОЕ

Конфликт с Китаем. Лживая политика Запада во главе с США в отношении Тайваня

На Западе говорят, что Запад якобы должен защищать Тайвань от злобного Китая, который мечтает аннексировать Тайвань силой. Однако официально ни одно государство на Западе...

Власть НПО. Как США определяют политику Армении

Прозападные НПО де-факто правят Арменией и контролируют все сферы армянского общества. И они весьма успешны, поскольку число армян, желающих разорвать отношения с Россией и...

Зеленский хочет наказать Орбана. Киев сокращает поставки российской нефти в Венгрию и другие страны ЕС

Украина сократила поставки российской нефти, которая идет через неё в Венгрию, Чехию и Словакию. Своим очевидным желанием наказать венгерского премьер-министра за его мирную инициативу...

Читайте также

Выборы в США. За что выступает кандидат в вице-президенты от Трампа Джеймс Дэвид Вэнс?

Дональд Трамп назвал имя своего кандидата в вице-президенты. Им стал малоизвестный на международном уровне Джеймс Дэвид Вэнс. За что выступает человек, который даже может...

Власть НПО. Как США определяют политику Армении

Прозападные НПО де-факто правят Арменией и контролируют все сферы армянского общества. И они весьма успешны, поскольку число армян, желающих разорвать отношения с Россией и...

Покушение на Трампа полностью перетасовало карты предвыборной кампании в США

Покушение на Трампа значительно повысило его шансы на победу и одновременно уменьшило вероятность того, что демократы заменят Джо Байдена в качестве кандидата в президенты....