ГлавнаяПолитика"Северный поток" и обстрелы России. Владимир Путин о решениях правительства Германии

“Северный поток” и обстрелы России. Владимир Путин о решениях правительства Германии

Президент России Владимир Путин в течение трех часов общался с международной прессой. Руководитель службы новостей немецкого информационного агентства Deutsche Presse-Agentur Мартин Романчик задал ему вопрос о политике правительства Германии, на который российский лидер дал очень подробный ответ.

Президент России в течение трех часов отвечал на вопросы 15 представителей международных информационных агентств, включая немецкое агентство dpa и ведущие агентства Великобритании, Франции и США. В ближайшие несколько дней я покажу вам наиболее интересные, на мой взгляд, вопросы и ответы. Кстати, это событие примечательно, ведь представить себе, что, например, Джо Байден (или Олаф Шольц, Эмманюэль Макрон и т. д.) в течение трех часов отвечали бы на вопросы международных информационных агентств, включая российские, китайские, сирийские, иранские и т. д., просто невозможно.

А теперь я покажу вам вопрос от немецкого агентства dpa и ответ Владимира Путина:

А.Кондрашов: А теперь слово стране, к которой, наверное, у Вас, Владимир Владимирович, никогда не будет равнодушного отношения. Это Германия.

У нас в гостях руководитель службы новостей немецкого информационного агентства Deutsche Presse-Agentur Мартин Романчик.

Кстати говоря, Мартин точно не понаслышке знает о нашей стране, потому что в 90-х работал собственным корреспондентом DPA в Москве. Пожалуйста, господин Романчик, Ваш вопрос.

М.Романчик (как переведено): Добрый вечер, господин Президент! Добрый вечер всем!

Канцлер Шольц согласился на то, чтобы поставлять вооружение на Украину. Скажите, пожалуйста, если Шольц изменит своё мнение, как Вы это оцените? И как Вы думаете, что ждёт Германию? Вы как-то предупредили, предостерегали или угрожали, может быть, господину канцлеру, когда он принял решение поставлять вооружение Украине?

В.Путин: Почему Вы решили, что мы кому-то угрожаем? Мы никому не угрожаем, тем более главе другого государства. Это моветон, это нехороший тон.

У нас есть своя позиция по тем или другим вопросам. Мы знаем позицию европейских государств, в том числе и позицию Федеративной Республики, по поводу событий, которые происходят на Украине.

Все считают, что Россия начала войну на Украине. Но никто – я хочу это подчеркнуть, – никто на Западе, в Европе не хочет вспоминать, с чего началась эта трагедия. Она началась с государственного переворота на Украине, антиконституционного государственного переворота. Вот начало войны. Но разве Россия виновата в этом госперевороте? Нет. А разве забыли те, кто сегодня пытается обвинять Россию, что министры иностранных дел Польши, Германии и Франции приехали в Киев и поставили свои подписи под документом об урегулировании внутриполитического кризиса как гаранты того, что кризис должен быть завершён мирным, конституционным путём? Этого в Европе, в том числе и в Германии, предпочитают не вспоминать. А если вспомнить, то встаёт вопрос: почему же тогда руководство Федеративной Республики так же, как и другие подписанты этого документа, не потребовали от тех людей на Украине, которые совершили госпереворот, вернуться в правовое конституционное поле? Почему же они пренебрегли своими обязательствами как гарантов договорённостей между оппозицией и действовавшей тогда властью? Вот они и виноваты в том, что случилось, наравне с теми силами в Соединённых Штатах, которые провоцировали захват власти неконституционным путём. Разве не известно, что за этим последовало? Последовало решение жителей Крыма выйти из состава Украины, последовало решение жителей Донбасса не подчиняться тем, которые совершили госпереворот в Киеве. Вот начало этого конфликта.

А потом Россия предприняла все усилия, для того чтобы найти формулу урегулирования мирными средствами, и в 2015 году в Минске подписали так называемые Минские соглашения, которые, кстати говоря, были конституированы решением Совета Безопасности Организации Объединённых Наций. Это документ, который надо было бы исполнять. Нет, решили эту проблему закрыть вооружённым путём. Началось применение артиллерии, танков, авиации против мирных граждан юго-востока Украины. Почему-то об этом ни в Германии, ни в других европейский странах, ни в США – никто, повторяю, никто не хочет вспоминать. Ладно.

Мы способствовали подписанию Минских соглашений, но их, как выяснилось, никто не собирался выполнять. И бывший канцлер ФРГ, и бывший президент Франции публично об этом заявили.

Уважаемый господин Романчик, как это понимать? Они же сказали публично, что не собирались выполнять Минских соглашений, а только подписали, для того чтобы вооружить Украину и создать условия для продолжения боевых действий. Нас просто водили за нос. Разве не так? Как по-другому можно объяснить, что происходило?

Восемь лет мы старались добиться решения этой проблемы мирным путём. Восемь лет!

Мне когда-то бывший канцлер сказала: «Знаешь, в Косово, да, действовали мы тогда, НАТО действовала без решения Совета Безопасности. Но там же восемь лет проливалась кровь, в Косово». А здесь, когда проливалась кровь русских людей на Донбассе, – это что, не кровь, а водичка, что ли? Об этом никто не хотел ни думать, ни замечать этого.

В конце концов были вынуждены что сделать, когда на Украине действовавшие тогда власти заявили, что им не нравится ни один пункт Минских соглашений, а министр иностранных дел сказал, что выполнять не будем?

Понимаете, что на этих территориях деградация началась и экономическая, и социальная? Восемь лет. Я уже не говорю про убийства, постоянные убийства людей: женщин, детей и так далее.

Что мы вынуждены были сделать? Мы вынуждены были признать их независимость. Мы же не признавали почти восемь лет их независимость. Всё ждали, пока мы сможем договориться мирным путём и решить этот вопрос. Восемь лет! Когда объявили, что никаких мирных договорённостей реализовывать никто не будет, что мы вынуждены были сделать? Мы вынуждены были предпринять попытку вооружённым путём заставить их это сделать.

Ну не мы начали эту войну. Война началась в 2014 году после госпереворота и попытки задавить тех, кто не согласен с госпереворотом, с помощью пушек.

А теперь для людей, которые следят за международными событиями, за международным правом. Что произошло дальше, что мы сделали? Мы не признавали восемь лет. Когда поняли, что мирным соглашениям в Минске не суждено быть реализованными, что мы сделали? Я прошу внимания, пожалуйста, всех: мы признали независимость этих самопровозглашённых республик. Мы могли это сделать или нет с точки зрения международного права? Как говорит статья первая Устава ООН, могли. Это право наций на самоопределение. А международный суд ООН принял решение (оно же изложено на бумаге), что при решении вопроса о независимости и самостоятельности, если какая-то территория какой-то страны принимает такое решение, она не обязана обращаться в вышестоящие инстанции этого государства. Всё это было сделано в связи с Косово. Но есть же решение Международного суда ООН, там так и написано: если какая-то территория приняла решение о независимости, она не обязана обращаться в столицу за получением разрешения на реализацию этого права. Но если это так, а так написано в решении суда ООН, значит, эти непризнанные тогда республики – Донецкая и Луганская – имели право это сделать. Они это сделали, а мы тогда имели право признать эти республики? Конечно, имели. Ну а как же? Мы их признали. Потом заключили с ними договор. Мы могли заключить с ними договор или нет? Да, конечно. Договор предусматривал оказание помощи этим государствам в случае агрессии. Но Киев вёл войну против этих государств, которые мы через восемь лет признали. Восемь лет.

Мы могли их признать? Могли. И затем в соответствии со статьёй 51-й Устава ООН мы оказывали им помощь. Вы знаете, что бы кто здесь ни говорил, я и господину Гутеррешу то же самое рассказывал, прямо эту логику – шаг за шагом. Где здесь ошибка? Где здесь нарушения международного права? Их нет, этих нарушений, если говорить с точки зрения международного права.

Да, мы потом слышим ответ: ну всё равно вы напали. Мы не напали, мы защищались, чтобы всем было понятно. А первый шаг к войне сделали те, которые поощряли кровавый антиконституционный госпереворот.

Теперь по поводу поставок оружия. Поставки оружия в зону конфликта – это всегда плохо. Тем более если это связано с тем, что те, кто поставляет, не только поставляют оружие, а управляют этим оружием, и это очень серьёзный и очень опасный шаг. Мы же с вами знаем, и в Федеративной Республике это не отрицают (уж я не знаю, как это попало в прессу), когда генерал бундесвера обсуждает, куда и как им наносить удары: по Крымскому мосту или по каким-то другим объектам на территории России, в том числе на той территории, в принадлежности которой к России никто не сомневается.

Когда на украинской земле появились первые немецкие танки, немецкого производства, это уже произвело морально-этический шок в России, потому что отношение к Федеративной Республике в российском обществе всегда было очень хорошим. Очень хорошим. Теперь, когда говорят, что сейчас ещё появятся какие-то ракеты, которые будут наносить удары по объектам на территории России, это, конечно, окончательно разрушает российско-германские отношения. Но мы понимаем, что, как говорил один из известных немецких политических деятелей, после Второй мировой войны Федеративная Республика Германия никогда не была в полном смысле этого слова суверенным государством. Мы в контакте были с господином Шольцем, мы с ним неоднократно встречались, я сейчас не хочу давать оценок качеству работы федерального правительства, но эти оценки даёт немецкий народ, немецкий избиратель. Скоро выборы в европейский парламент, посмотрим, что там будет происходить. Насколько мне известно, – я-то, конечно, небезразлично отношусь к Германии, у меня там много друзей, которых я стараюсь не трогать, чтобы не подвергать их какой-то обструкции внутри страны, стараюсь с ними не поддерживать отношения, – но я знаю просто этих людей много лет, я знаю, что они надёжные друзья, и таких у меня в Германии немало. Так вот, я знаю и соотношение сил на политической арене, насколько я понимаю, если не ошибаюсь, ХДС/ХСС сейчас где-то под 30 процентов, где-то 16 процентов у социал-демократов, 15 уже у «Альтернативы для Германии», все остальные уже пониже опускаются. Это ответ избирателя. Это настроение немцев, настроение немецкого народа.

Я понимаю зависимость Федеративной Республики в области обороны, в области безопасности в целом. Я понимаю зависимость в области политики, информационной политики, потому что там, куда ни ткни, в какое-нибудь крупное издание (не знаю, где Вы работаете), но конечный бенефициар за океаном – какой-нибудь американский фонд. Слава богу, я аплодирую тем американским фондам и тем, кто проводит эту политику, – молодцы, что они так крепко держат информационную поляну Европы с точки зрения их интересов. Да ещё и стараются себя, уши свои не показывать.

Всё это понятно. Но влияние колоссальное, и сопротивляться этому очень сложно. Понятно. Но какие-то элементарные вещи – об этих элементарных вещах. Даже странно, что никто в сегодняшнем немецком руководстве не защищает немецкие интересы. Понятно – у Германии нет полного суверенитета, но немцы-то есть. Об их интересах надо подумать хоть немножко.

Смотрите: взорвали трубопроводы несчастные по дну Балтийского моря. Никто даже не возмущается – как будто так и надо. Мы поставляем, тем не менее продолжаем поставлять газ в Европу через территорию Украины. Мы же поставляем. Там было две трубопроводные системы, одну из них украинская сторона закрыла, вентиль завинтила, просто закрыла и всё, хотя оснований для этого никаких нет. Оставила только одну трубопроводную систему – ладно. Но через неё газ в Европу-то идёт, и европейские потребители получают этот газ. Через Турцию идёт по «Турецкому потоку», тоже наш газ идёт в Европу по «Турецкому потоку», и европейские потребители получают его.

Хорошо, взорвали одну трубу «Северного потока», но одна труба «Северного потока» жива, слава богу. Почему Германия не хочет получать наш газ по этой трубе? Кто-нибудь может объяснить, в чём логика? Через территорию Украины можно получать, через Турцию можно получать, а по Балтийскому морю нельзя получать. Что это за бред такой? Нет никакой формальной логики в этом, я даже не понимаю.

Сказали бы, что Европа вообще не должна получать газ. Ладно, хорошо, мы переживём, «Газпром» переживёт это. Но вам это не надо, вам нужно покупать втридорога сжиженный природный газ, через океан который возят. А ваши «экологисты» что, не знают, как получают сжиженный природный газ? С помощью гидроразрыва. Спросите у тех жителей в Соединённых Штатах, где производят этот газ, там иногда из кранов вместо воды жижа течёт. Ваши «экологисты», которые у власти находятся в правительстве, этого не знают? Знают, наверное.

Польша взяла и свою ветку «Ямал – Европа» закрыла. В Германию шёл газ через Польшу. Мы же не закрывали, это же поляки закрыли. Результат влияния на экономику Германии прекращения наших связей в сфере энергетики вам известен лучше, чем мне. Это печальный результат. Многие предприятия крупной промышленности ищут, где бы им приземлиться, не только на германской территории. И в США открываются, и в Азии открываются, но условия хозяйствования такие, что они становятся неконкурентоспособными. А это, между прочим, может иметь тяжёлые последствия для экономики Европы в целом, потому что германская экономика (все это хорошо знают, не в обиду никаким другим европейцам) – это локомотив европейской экономики. Она будет чихать и кашлять – все остальные сразу заболеют гриппом. Экономика Франции сейчас тоже балансирует на грани рецессии, это всем хорошо известно. А если немецкая будет опускаться ниже, всю Европу затрясёт.

Я сейчас, знаете, не призываю к нарушению каких-то евроатлантических связей, не хочу, а то начнут (вы или не вы), кто-то услышит, что я говорю, скажут: вот он призывает к расколу евроатлантической солидарности. Нет, послушайте, у вас там есть, я считаю, ошибочная политика, просто грубая ошибка на каждом шагу. Я думаю, что и для самих Соединённых Штатов то, что сейчас происходит, – это ошибка большая, капитальная. Из-за желания сохранить лидерство, причём такими средствами, как они делают, наносят сами себе ущерб. Но для Европы-то это ещё хуже. Да, можно было сказать: «Мы вас поддерживаем здесь, здесь и здесь, но вот это наше. Послушайте, если мы подорвём свою экономику, всем будет плохо. Ни в коем случае нельзя этого делать, мы против, это табу, на это не покушайтесь».

Но сегодняшнее федеральное правительство и этого не делает. Я, честно говоря, даже иногда теряюсь, где логика такого поведения? Ну хорошо, собирались подорвать экономику России и полагали, что это произойдёт в течение трёх-четырёх, шести месяцев. Но все же видят, что этого не происходит. В прошлом году у нас рост экономики – 3,4 процента, в этом году в первом квартале текущего года рост экономики России составил 5,4 процента. Больше того, Всемирный банк пересчитал (мы ставили перед собой цель), по данным международных финансово-экономических структур, мы были на пятом месте по паритету покупательной способности в мире и ставили перед собой цель выйти на четвёртое место. Я думаю, что Вы следите за тем, как считают коллеги международных финансовых институтов. Всемирный банк недавно совсем, недавно, на прошлой неделе, по-моему, посчитал наш ВВП и пришёл к выводу, что мы обгоняем Японию. По мнению Мирового банка, Россия сегодня четвёртая экономика мира по паритету покупательной способности. То есть эта цель достигнута.

Важно не это, конечно, это не самоцель. Важно сохранить темп, движение вперёд, и это нам пока удаётся, потому что за первый квартал рост, как я уже сказал, составил 5,4 процента ВВП. Но я к чему это говорю? Не для того, чтобы похвастаться, а для того, чтобы те, кто пытается нам помешать, навредить и затормозить наше развитие, должны были бы понять, что то, что они делают, больше вредит им самим, чем нам. Поняв это, должны сделать какие-то выводы и скорректировать как-то своё поведение. Для себя самих, любимых. Нет, этого не происходит.

Я не хочу никого обидеть, но уровень профессиональной подготовки тех людей, которые принимают решения, в том числе и в Федеративной Республике, на мой взгляд, оставляет желать лучшего.

НОВОЕ

МИД России после теракта в Крыму: “США фактически стали стороной конфликта”

После того, как Украина совершила теракт в Севастополе с использованием ракет, поставленных США, МИД России вызвал посла США в Москве и вручил ей ноту...

Канада в спешном порядке проводит через парламент закон против иностранных агентов

Канада в спешном порядке провела через парламент новый закон против иностранных агентов, о чем, разумеется, не сообщили немецкие СМИ. И все это на фоне...

Владимир Путин о планах Запада в отношении Зеленского

Владимир Зеленский больше не является легитимным президентом Украины, но Запад игнорирует этот факт. Теперь же и президент России, и российская Служба внешней разведки рассказали,...

Читайте также

США ввели санкции против Мосбиржи. Новый этап экономической войны США против Европы

12 июня США ввели санкции против Московской биржи. На российскую валюту это негативно не повлияет, даже возможно укрепит ее. А вот у европейских компаний...

Четкое предупреждение. Владимир Путин о планах Южной Кореи по возможной поставке оружия на Украину

В ответ на договор о партнерстве между Россией и Северной Кореей Южная Корея громко заявляет о том, что в будущем может напрямую поставлять оружие...

Заговор обречённых

Я был в в гостях в авторском стриму ведущей программы «Между тем» на телеканале «Звезда» Наталии Метлиной. Мы говорили о политической ситуации в Германии. https://www.youtube.com/live/LO-JACnzHGc