ГлавнаяПолитика"Один из самых старых конфликтов": Венесуэла и Гайана оказались на грани войны

“Один из самых старых конфликтов”: Венесуэла и Гайана оказались на грани войны

Между Венесуэлой и Гайаной обострился многолетний спор о принадлежности территории к западу от реки Эссекибо. Венесуэла провела референдум, в ходе которого народ поддержал включение в состав страны этого района. В связи с этим с каждым днем растут опасения, что стороны могут взяться за оружие. Возможен ли сценарий вооруженного решения конфликта и почему Венесуэла и Гайана не могут поделить эту территорию — в материале ТАСС

Референдум о спорных территориях

Очередной конфликт может вспыхнуть в Южной Америке, где обострились противоречия между Венесуэлой и Гайаной. Поводом для возникновения угрозы столкновения двух государств послужил проведенный Венесуэлой 3 декабря референдум о принадлежности территории Гайана-Эссекибо, спор за которую продолжается с XIX века.

Венесуэльцам предложили ответить на пять вопросов относительно дискуссий с Гайаной. В частности, о поддержке позиции правительства в непризнании решений Международного суда ООН по территориальному вопросу, но о признании Женевского соглашения 1966 года как “единственного действительного юридического инструмента”, определяющего “удовлетворительное” решение противоречий с соседним государством. В соответствии с этим документом должна была быть создана смешанная комиссия из представителей Венесуэлы и Гайаны для поиска окончательного решения пограничного спора или поддержки иного способа его мирного урегулирования, предложенного ООН.

Вопросы также касались непризнания юрисдикции Международного суда ООН для разрешения спора и противодействия незаконному распоряжению Гайаной не делимитированными с Венесуэлой морскими участками.

Последний из вопросов звучал так: “Согласны ли вы с созданием штата Гайана-Эссекибо и разработкой ускоренного плана комплексного обслуживания нынешнего и будущего населения этой территории, что включает также предоставление гражданства и венесуэльского удостоверения личности в соответствии с Женевским соглашением и международным правом и приведет к включению указанного штата в состав венесуэльской территории?”

Явка на референдуме составила более 50%. Как отметил председатель Национального избирательного совета Венесуэлы Элвис Аморосо, более 95% проголосовавших ответили на каждый из вопросов утвердительно, а за предложение оспорить решение Парижского арбитражного суда 1899 года о принадлежности Гайаны-Эссекибо Великобритании (на тот момент Гайана была британской колонией) высказались 97% участников референдума.

Президент Венесуэлы Николас Мадуро поздравил венесуэльский народ с победой и назвал принятые на референдуме решения обязательными для исполнения. “Мы сделали первые шаги на новом историческом этапе, чтобы бороться за то, что принадлежит нам, и вернуть то, что было оставлено нам освободителями, — Гайану-Эссекибо”, — сказал Мадуро.

Власти Гайаны осудили референдум и обратились к Международному суду ООН с ходатайством отменить его проведение. Право на это голосование в Гааге отстаивала вице-президент Венесуэлы Делси Родригес. При этом венесуэльские власти не раз отмечали, что, согласно конституции страны, референдум состоится вне зависимости от судебного решения. 1 декабря суд в Гааге все же отказался вмешиваться во внутренние дела Венесуэлы, но потребовал от сторон не совершать действия, которые могут обострить ситуацию на спорной территории.

Мадуро тем временем пообещал во всех своих действиях придерживаться курса, определенного на референдуме, но не уточнил, какие именно шаги может предпринять Каракас. По его словам, “карта Венесуэлы сегодня полностью сверкает вместе с Гайаной-Эссекибо”. Он заверил, что Венесуэла “полностью восстановит права” на эту территорию.

Уже 5 декабря он предложил Национальной ассамблее (однопалатный парламент) принять закон о создании штата Гайана-Эссекибо в составе Венесуэлы. Президент также сообщил о создании зоны интегральной обороны в этом районе, утвердил план социального обслуживания населения региона и выдачу венесуэльских удостоверений личности гражданам, проживающим на этой территории.

Своими действиями Венесуэла пытается заставить Гайану вернуться к положению 1966 года, хотя сказать, пойдет ли на это Гайана, сложно, полагает профессор кафедры теории и истории международных отношений факультета международных отношений СПбГУ Виктор Хейфец.

“Мадуро не мог не отреагировать на появление там иностранных компаний, потому что большинство венесуэльцев считают эту территорию своей. Показательно, что не только правящая партия, но и оппозиция на этом референдуме голосовала положительно. Для венесуэльцев это вопрос национального суверенитета”, — сказал эксперт ТАСС.

По его словам, если бы Мадуро просто промолчал, оппозиция бы обвинила его в том, что он не защищает национальный суверенитет.

“Другое дело — он сделал это несколько своеобразно, поскольку референдум о судьбе этой территории происходил без опроса мнения самих ее жителей. Это выглядит комично. Там нет людей, считающих себя венесуэльцами. Там живут англоязычные, а не испаноязычные люди, у них гайанские паспорта, они считают себя гражданами Гайаны. Так выросло уже много поколений. Но просто ничего не делать Мадуро в этой ситуации не мог. Поэтому он и показал, что он за национальный суверенитет. Это была демонстрация силы”, — отметил Виктор Хейфец.

История противоречий

Гайана-Эссекибо — территория площадью 159,5 тыс. кв. км к западу от реки Эссекибо. Конфликт между Венесуэлой и Гайаной о ее принадлежности продолжается уже более 100 лет. Она составляет более двух третей Гайаны, на ней проживают 283 тыс. человек из чуть более 800 тыс. общего населения страны. Этот регион в основном представляет собой непроходимые джунгли, но имеет большие запасы нефти, золота и меди.

Спор возник еще в 1831 году, после того как Венесуэла стала суверенным государством. Территория находилась под контролем британской короны, а власти Венесуэлы боролись за свои притязания на эти земли. В 1880-е годы в Эссекибо было обнаружено золото, и споры обострились вплоть до разрыва дипломатических отношений между Венесуэлой и Соединенным Королевством в 1887 году.

В 1897 году стороны передали юрисдикцию спора международному трибуналу в Париже, состоявшему из арбитров из США, Великобритании и Российской империи. В соответствии с постановлением 1899 года суд отказал Великобритании в праве на бассейн реки Ориноко, который сохранила за собой Венесуэла, а Британской Гайане было передано более 90% густо заросших лесом земель между реками Ориноко и Эссекибо.

Территориальные споры вернулись в повестку в 1960-е годы. Венесуэльские официальные лица объявили постановление 1899 года “недействительным” из-за возможных процедурных ошибок, которые всплыли десятилетия спустя. В 1966 году Гайана получила независимость от Великобритании и подписала с Соединенным Королевством и Венесуэлой Женевское соглашение о необходимости решения территориального спора мирным способом.

Десятилетия спустя найти выход из конфликтной ситуации между государствами по-прежнему не удается. В 2018 году Гайана обратилась в Международный суд с просьбой окончательно урегулировать этот вопрос. МС ООН признал приемлемым для рассмотрения иск Гайаны к Венесуэле о демаркации границы на основании решения 1899 года.

Каракас при этом считает, что конфликт не подлежит юрисдикции Международного суда ООН, и настаивает на демаркации границ путем прямых переговоров с Гайаной в соответствии с Женевскими соглашениями. 

На фоне этих споров в регионе происходит обострение ситуации из-за открытия в 2015 году нефтяных месторождений, содержащих как минимум 10 млрд баррелей нефти, и предоставления Гайаной компании ExxonMobil концессии на нефтедобычу на шельфе, границы которого не делимитированы. ExxonMobil уже сообщила о начале нефтедобычи на третьем месторождении (Payara) блока Stabroek площадью 26,8 тыс. кв. км. Это позволит в 2024 году довести добычу нефти на этом блоке до 620 тыс. баррелей в сутки, а в 2027-м — до 1,2 млн.

Лицензии на разработку месторождений на морском шельфе от Гайаны также получили еще семь транснациональных компаний, включая China National Offshore Oil Corporation, QatarEnergy и TotalEnergies.

Сам Мадуро отмечал, что проведенный в Венесуэле референдум стал ответом на “провокации Гайаны, ExxonMobil <…> совместных военных учений с Южным командованием ВС США, на угрозы создания военной базы, нацеленной на Венесуэлу с территории нашей Гайаны-Эссекибо, попытки лишить нас морского пространства на неделимитированных участках и на законно принадлежащих нам морях”.

Обострится ли конфликт

На фоне событий в регионе в СМИ все чаще стали обсуждать риск нового масштабного конфликта. Как пишет The Guardian, напряженность в отношениях между двумя странами достигла беспрецедентной высоты. Растут опасения, что Мадуро может подтолкнуть страну к войне, используя вековой спор для разжигания патриотических настроений, отмечают в СМИ.

Министр иностранных дел Гайаны Хью Тодд заявил изданию, что Венесуэла находится “на неправильной стороне истории”. По его словам, люди в приграничном регионе очень обеспокоены.

Как пишет издание со ссылкой на аналитиков, по мере роста дипломатической напряженности становится все труднее найти выход, который позволил бы обеим сторонам сохранить лицо. Недавно венесуэльские военные построили взлетно-посадочную полосу вблизи спорной границы, а президент Гайаны Ирфаан Али провел ночь в военном лагере в этом районе. Он заявил, что “каждый квадратный дюйм” Эссекибо принадлежит его стране, и пообещал защищать эту территорию.

По его словам, после предложения Мадуро создать на спорной территории штат в составе Венесуэлы армия Гайаны находится в состоянии повышенной боевой готовности и поддерживает контакты с военными США.

Международный суд ООН тем временем постановил, что Венесуэла должна воздержаться от любых действий, которые могут привести к изменению ситуации в этом споре.

Власти Гайаны намерены обратиться с просьбой об урегулировании ситуации в Совет Безопасности ООН. Президент страны также планирует обсудить обострение с генсеком ООН Антониу Гутерришем, представителями Организации американских государств (ОАГ), США, Бразилии и Франции.

При этом эксперты склоняются к тому, что конфликт между Венесуэлой и Гайаной не перейдет в стадию вооруженного столкновения.

“Это один из самых старых и устойчивых конфликтов. Спорный район Эссекибо на сегодняшний день подконтролен ряду нефтяных гигантов США. Естественно, в этой ситуации Венесуэла абсолютно не заинтересована, чтобы рядом с ней появился новый Кувейт со всеми вытекающими последствиями. Тем не менее я не думаю, что дело дойдет до открытого вооруженного конфликта”, — сказал ТАСС главный научный сотрудник Центра политических исследований Института Латинской Америки РАН, профессор МГИМО Владимир Сударев.

Эксперты также обращают внимание на несопоставимость армий двух государств. Венесуэльская армия — одна из самых крупных и хорошо вооруженных в Латинской Америке, в то время как ВС Гайаны весьма символические.

“К тому же граница между странами — это труднодоступные районы, там очень трудно вести боевые действия. У венесуэльской армии уже давно нет боевого опыта, она, в принципе, все это время готовилась к отражению возможной интервенции со стороны США — с моря, с воздуха, но не к сухопутным боестолкновениям”, — обратил внимание Виктор Хейфец.

Важным фактором, который препятствует началу вооруженного конфликта, эксперт назвал отсутствие у Венесуэлы поддержки со стороны других государств.

“Даже те страны, с которыми у нее хорошие отношения, — Бразилия, в последнее время Колумбия, Куба — четко дают понять, что военный путь не решит проблемы. Россия тоже будет не в восторге, потому что у нас приличные отношения с Венесуэлой и с Гайаной очень хорошие. Индия очень нервно на это смотрит. Она один из крупнейших покупателей венесуэльской нефти. К тому же в Венесуэле 40% населения — этнические индийцы. Индия очень внимательно смотрит за тем, что происходит в отношении Гайаны со стороны Венесуэлы”, — отметил эксперт.

В СМИ обращают внимание, что Мадуро может разыграть карту Эссекибо в рамках кампании по переизбранию на пост президента в 2024 году. Как сообщил телеканал CNN со ссылкой на мнение экспертов, практические последствия референдума в Венесуэле будут минимальными, а превращение Эссекибо в венесуэльский штат маловероятно. При этом Мадуро “может получить политическую выгоду от голосования в разгар трудной кампании по своему переизбранию”.

Желание Мадуро переизбраться на пост президента — это действительно один из факторов, способствовавших проведению референдума, но он не единственный, отметил Виктор Хейфец.

“Вряд ли он может переизбраться только на базе этого, но, конечно, ему нужно было укрепить свое положение, потому что рейтинг у него довольно низкий”, — констатировал эксперт.

Лидия Мисник 

НОВОЕ

Хитрый ход России. Что означает визит Владимира Путина во Вьетнам, который практически не привлек внимания западных СМИ

Немецкие СМИ много писали о визите Владимира Путина в Северную Корею, но почти не освещали состоявшийся днем позже визит во Вьетнам, который был не...

Бессмысленная поездка Роберта Хабека в Китай

Роберт Хабек посетил Китай и в очередной раз продемонстрировал, насколько низко упало значение Германии на мировой арене при нынешнем правительстве. Немецкое правительство (и прежде всего...

Пропаганда. Как западные СМИ освещают украинскую террористическую атаку на Севастополь

В воскресенье Украина выпустила по Севастополю пять ракет, поставленных США, в результате чего погибли двое детей и трое взрослых, а 151 человек получил ранения....

Читайте также

МИД России после теракта в Крыму: “США фактически стали стороной конфликта”

После того, как Украина совершила теракт в Севастополе с использованием ракет, поставленных США, МИД России вызвал посла США в Москве и вручил ей ноту...

Участие в войне. США ставят все свое производство зенитных ракет на обслуживание Украины

Правительство США приняло решение поставить все американское производство зенитных ракет на обслуживание Украины и рассматривать заказы собственных военных как второстепенные. В четверг правительство США объявило,...

Четкое предупреждение. Владимир Путин о планах Южной Кореи по возможной поставке оружия на Украину

В ответ на договор о партнерстве между Россией и Северной Кореей Южная Корея громко заявляет о том, что в будущем может напрямую поставлять оружие...