ГлавнаяЭкономикаВы тоже "ультраправый"? Reuters называет требование хранить наличные деньги "ультраправым"

Вы тоже “ультраправый”? Reuters называет требование хранить наличные деньги “ультраправым”

Канцлер Австрии призвал закрепить в конституции страны право на использование наличных денег. В ответ на это агентство Reuters назвало его заявление “ультраправым”.

То, что отмена наличных денег планируется в ЕС и, возможно, будет осуществлена в ближайшее время, считается теорией заговора. Однако статья агентства Reuters показывает, что и эта “теория заговора”, скорее всего, скоро станет реальностью. Сначала я переведу статью Reuters, чтобы меня не обвинили в том, что я ее выдумал. Затем я более подробно остановлюсь на ситуации в России, где в настоящее время вводится монета центрального банка.

Начало перевода:

Глава австрийского правительства поддержал ультраправую идею закрепить наличные деньги в конституции

Консервативный канцлер Австрии Карл Нехаммер хочет закрепить в конституции право на использование наличных денег, заявил он в пятницу австрийским СМИ. Этой идеей уже много лет занимается ультраправая Партия свободы Австрии.

Согласно большинству опросов общественного мнения, антииммиграционная Партия свободы Австрии (FPÖ) занимает первое место, значительно опережая оппозиционных социал-демократов и консерваторов Нехаммера, которые образуют двухпартийную коалицию с левыми “зелеными”. Нынешний законодательный период продлится до осени следующего года.

“Вопрос о наличных деньгах очень важен для людей”, – заявил Нехаммер в интервью австрийским СМИ, в том числе информационному агентству APA.

“Для меня важно, чтобы наличные деньги были закреплены в конституции”, – цитирует его APA. Он попросил министра финансов Магнуса Бруннера подготовить соответствующее предложение к встрече с представителями банков в сентябре, добавляет APA.

Австрийцы являются одними из самых требовательных к наличным деньгам стран еврозоны. Во время кризисов, таких как вспышка пандемии COVID-19, они бросаются в банки и запасаются наличными дома. Многие туристы с удивлением обнаруживают, что в некоторых ресторанах и кафе не принимаются платежные карты.

Несмотря на неоднократные заверения Австрийского национального банка о том, что отмена наличных денег не планируется, FPÖ утверждает, что право на использование наличных денег и свобода анонимных платежей находятся под угрозой. До сих пор консерваторы отвергали подобные аргументы.

FPÖ критикует Нехаммера за изменение позиции по этому вопросу.

“Неужели вам не стыдно таким образом воровать идеи у “злой и экстремальной” FPÖ? Неужели у вас нет собственных разумных идей?” – говорится в заявлении лидера FPÖ Герберта Кикля.

Для внесения поправок в конституцию необходимо большинство в две трети голосов в парламенте. FPÖ и консерваторы вместе имеют только около 55% мест в нижней палате парламента.

Конец перевода

С тех пор как несколько недель назад стало известно, что в России начался пилотный проект по введению цифровой монеты центрального банка, я получил множество вопросов по этому поводу от моих немецкоязычных читателей, на которые из-за нехватки времени пока не ответил в виде статьи. Да в этом и не было необходимости, поскольку в марте я уже написал об этом статью, в которой подробно остановился на этом вопросе.

В отличие от цифровой монеты центрального банка, планируемой в ЕС, российская монета не представляет собой проблемы и не заслуживает особого внимания. Причина в том, что в России – в отличие от стран ЕС – нет и не планируется никаких ограничений на использование наличных денег. Монета российского центрального банка является полностью добровольной, и те, кто не хочет ее использовать, просто не используют.

Для тех, кто еще не читал, я полностью повторяю здесь свою мартовскую статью на эту тему.

Пилотный проект по использованию цифровых денег центрального банка стартует в России

Планы ЕЦБ принять в ближайшее время решение о введении монеты ЕЦБ, т.е. цифровой валюты под полным контролем ЕЦБ, вполне справедливо критикуются как один из шагов к установлению тотального контроля в ЕС. Тот факт, что в начале апреля в России в качестве пилотного проекта уже вводится цифровой рубль центрального банка, заставляет многих полагать, что Россия идет тем же путем. Однако это не так, потому что есть очень важное отличие. И я хочу его пояснить.

От наличных к кредитной карте

В Европе путь к слежке проходил постепенно. Когда я учился на эксперта по банковскым делам в начале 90-х годов, только-только появились первые банковские карты. Это было начало безналичных расчетов, которые сделали людей “прозрачными”.

Однако мы на учебе еще тогда усвоили, что существует банковская тайна, которая считается чем-то совершенно священным. Государство не имело права узнавать у банка какую-либо информацию о его клиентах, а банки охраняли свою информацию, как священный грааль.

В последующие годы и даже десятилетия банковская тайна отменялась по частям. Правительства находили для этого все новые и новые предлоги – то борьба с терроризмом, то борьба с налоговыми уклонистами, то борьба с “черными” деньгами и отмыванием денег и т.д. Тем временем от банковской тайны ничего не осталось, и сегодня банки даже передают информацию о своих клиентах в другие страны.

Таким образом, безналичный расчет – это практически шаг к тотальному контролю, но большинство людей с этим смирились и сегодня платят в основном карточками.

Безналичная оплата имеет недостатки и с точки зрения государства. Государство не может получить доступ к данным в режиме реального времени, ему приходится каждый раз делать запрос в банк. Поэтому мониторинг занимает много времени и затягивается.

Запрет на выдачу наличных

Другая проблема заключается в том, что люди по-прежнему могут платить наличными. Однако государства Запада поработали и здесь.

Когда я учился в начале 90-х годов, нас еще учили, что наличные деньги – единственное законное платежное средство и что все обязаны принимать наличные – даже крупные купюры или очень крупные суммы. Исключений не было.

Как мы знаем, сегодня ситуация изменилась. Много лет назад в европейских магазинах перестали принимать крупные купюры. Пропагандировалось, что наличные деньги опасны, во-первых, тем, что их можно использовать для обхода государственного контроля (опять же под разными предлогами – борьба с терроризмом, борьба с налоговыми уклонистами, борьба с “черным налом”, отмыванием денег и т.д.). Кроме того, наличные деньги были опасны еще и тем, что хорошо заполненная касса вечером могла привлечь грабителей, или тем, что можно было нарваться на фальшивые деньги.

Поэтому использование наличных денег в Европе все больше и больше ограничивалось. Принцип был тот же, что и при отмене банковской тайны: процесс растягивался на годы, постепенно вводились ограничения на использование наличных денег и ликвидировалась банковская тайна. В Греции, например, наличные платежи теперь разрешены только в размере до 500 евро.

В настоящее время мы имеем два способа оплаты: наличными (правда, уже с определенными ограничениями) или безналичными.

Цифровые деньги центрального банка

Цифровые деньги центрального банка – это прежде всего еще один вариант оплаты, подобно тому как в свое время безналичный расчет был введен в качестве второго варианта оплаты (для простоты я опускаю здесь другие формы, такие как чеки и т.д.). Деньги центрального банка действительно имеют преимущества для компаний, так как деньги, например, сразу поступают на счет делового партнера, в то время как межбанковские переводы могут занимать некоторое время.

Недостаток денег центрального банка очевиден: вы становитесь абсолютно прозрачными, поскольку в случае с деньгами центрального банка государство имеет прямой доступ ко всей информации в режиме реального времени. Однако это вряд ли должно волновать большинство людей, ведь сегодня они платят безналом, а значит, уже достаточно прозрачны. Они делятся всевозможной частной информацией в социальных сетях и ходят со смартфонами, которые все записывают и сообщают, где мы были, когда (а в ЕС с появлением “короны” – даже с кем). Говорят, есть даже люди, добровольно покупающие за немалые деньги умные подслушивающие устройства, которые записывают все, что происходит дома, и откликаются на такие дружелюбные имена, как “Алекса” или “Сири”. Добровольно разрешенная слежка (к сожалению) мало кого беспокоит.

Так что пока деньги центрального банка – это “всего лишь” третье средство платежа наряду с наличными и безналичным расчетом. Пока у каждого есть выбор, какой способ оплаты он хочет использовать, это не проблема. И именно в этом заключается разница между Западом и Россией.

Разница

В ЕС наблюдается явная тенденция к ограничению выбора путем постепенного ограничения использования наличных денег. Будь то то, что в Германии при оплате наличными от 10 тысяч евро и более необходимо доказывать, откуда взялись деньги; или то, что в Германии разрешено покупать золото не более чем за 2 тысячи евро наличными. Или что во Франции наличные платежи уже ограничены суммой в тысячу евро, а в Греции даже в пятьсот евро. В Европе и на Западе четко прослеживается тенденция к все большему ограничению использования наличных денег и, возможно, рано или поздно к их полному запрету.

В России ситуация иная. В России нет никаких ограничений на использование наличных денег. За наличные можно даже купить недвижимость стоимостью в миллионы рублей.

Поэтому я не беспокоюсь о рубле Центрального банка, так как в России нет никаких признаков тенденции к ограничению использования наличных денег. Те, кто хочет платить наличными, могут делать это без ограничений.

Россия значительно опережает страны ЕС в цифровизации бизнеса и государственного управления, и на это есть вполне практическая причина: невероятные размеры страны способствуют этому, ведь когда у вас есть филиал, находящийся в восьми часовых поясах от вас, цифровое управление невероятно упрощает и ускоряет процессы. Поэтому в России многие компании, скорее всего, будут использовать цифровой рубль, поскольку он делает платежи на дальние расстояния более быстрыми и безопасными, чем это возможно при межбанковском переводе.

Однако многие ли частные лица в России будут использовать цифровой рубль, пока неизвестно. Но если кто-то и воспользуется, то сделает это добровольно, так как у него есть возможность обойтись наличными и платить совершенно анонимно и бесконтрольно. И я повторюсь: в России нет никаких видимых тенденций, которые бы указывали на то, что это изменится.

А вот как долго этот выбор сохранится в ЕС – большой вопрос. Поэтому я разделяю критику планов по введению монеты ЕЦБ, поскольку уже действующие ограничения на наличные деньги показывают, куда ведет ЕС этот путь.

Критика в России

Я долго искал в российских СМИ критические статьи о рубле Центробанка, но практически ничего не нашел. И это не потому, что в России якобы нет свободной прессы, а по причинам, о которых я уже говорил: в России рубль ЦБ не сопровождается ограничениями на другие формы оплаты – особенно на наличные деньги. Поэтому критика ЦБ рубля в России носит скорее “технический” характер.

Банки опасаются, что рубль ЦБ, во-первых, вызовет у них издержки, а во-вторых, приведет к оттоку капитала из банков в кошельки ЦБ. Критически высказываются и специалисты по программному обеспечению, указывающие на возможные риски безопасности.

Чего нет в России, так это опасений, что рубль ЦБ может быть или стать инструментом навязанной слежки, потому что – повторюсь – никаких признаков этого нет.

Для полноты картины я привожу одну из найденных мною в России критических статей о рубле ЦБ, чтобы показать, как этот вопрос обсуждается экспертами в России.

Тёмная решка цифрового рубля. Что не так с российскими деньгами будущего Мнение эксперта

Введение в оборот цифрового рубля — третьей формы денег, которую хотят запустить в России наряду с наличными и безналичными средствами, — пожалуй, не оставило равнодушным ни одного игрока в финансовой сфере. Чем цифровой рубль может быть опасен для россиян и при чём тут защита персональных данных?

Идея цифровых валют центральных банков (ЦВЦБ) захлестнула весь мир, превратившись из концепции в модное веяние. Январский опрос Банка международных расчётов (BIS) показал, что 55 из 65 крупнейших центробанков изучают плюсы и минусы внедрения в ближайшие три года собственной цифровой валюты.

Впереди планеты всей Багамы. Они уже выпустили собственную цифровую валюту — Sand Dollar. От них не отстаёт Китай с цифровым юанем — власти КНР уже отчитались о прогрессе в реализации своего проекта. Европейский ЦБ также нацелился на выпуск цифрового евро в обозримом будущем.

Россия не отстаёт от этого тренда. 8 апреля 2021 года Банк России с большой помпой представил концепцию цифрового рубля. ЦБ определился с периодом пилотного запуска проекта: изначально его планировали на весну 2021 года, но перенесли на начало 2022 года. Сторонники цифровизации отношений между гражданами и государством восприняли инициативу ЦБ с нешуточным энтузиазмом.

Хотя коммерческие банки видят для себя существенные риски из-за того, что могут оказаться не у дел после внедрения цифрового рубля, большинство частных, преимущественно окологосударственных, эскпертов рассматривают новую форму денег исключительно с положительной стороны, в том числе как альтернативу SWIFT (межбанковская система, которая позволяет финансовым организациям из разных стран переводить друг другу платежи. — Прим. «Секрета»). Между тем реализация концепции ЦВЦБ в том виде, в котором предлагает Банк России, таит в себе потенциальные риски не только для коммерческих банков, но и для граждан и компаний.

Главный риск — закрытость системы. Несмотря на заявления ЦБ о гибридности платформы, вероятность того, что её финальный вариант реализуют как программную платформу без компонентов DLT/Blockchain (распределённый реестр. — Прим. «Секрета»), высок (в регуляторе заявляли, что планируют создать всю систему своими силами). С учётом закрытости системы проверить наличие элементов DLT будет весьма проблематично. А если её не будет, никто со стороны не сможет контролировать операции, которые совершают внутри системы. По этой причине аргументация ЦБ о «прозрачности транзакций» не выдерживает никакой критики. Да, операции будут прозрачными, но только для представителей самого ЦБ и заинтересованных силовых структур.

Второй риск — как было уже упомянуто — единоличный контроль системы со стороны ЦБ. Де-факто, Банк России будет не только единственным эмитентом цифрового рубля, но и единственным лицом, которое сможет управлять цифровыми кошельками. Это означает, что ЦБ как оператор системы будет вправе устанавливать любые правила её использования всеми участниками рынка, а как единственный эмитент валюты — устанавливать любые правила оборота цифрового рубля.

Как следствие, российские граждане и компании могут столкнуться с тем, что не смогут проводить какие-либо операции с цифровым рублём. Например, регулятор может запретить физлицам обменивать цифровой рубль на тот же цифровой евро, либо существенно ограничить лимиты по таким операциям, либо установить существенную комиссию за обменные операции с новым видом валюты. ЦБ будет иметь право реализовать подобные ограничения и запреты не только в индивидуальном порядке (например, если у гражданина есть существенные задолженности), но и массово.

Закрытость системы и единоличный контроль, в свою очередь, порождают риски информационной и финансовой безопасности. ЦБ не делает код системы публичным и не выкладывает его на ресурсы типа GitHub/GitLab, где его можно было бы проверить на уязвимости. Понять, что у системы «под капотом», будет крайне сложно. Даже если экспертные организации в закрытом режиме проведут аудит безопасности системы цифрового рубля, невозможно предсказать масштаб потенциальных утечек персональных и платёжных данных. На данный момент неизвестно, насколько и как именно будут защищены «цифрорублёвые» кошельки граждан, поэтому о безопасности системы и операций сейчас судить невозможно.

Наконец, всегда велик риск злоупотреблений со стороны сотрудников самого регулятора. Представьте, что подкупленный программист одним нажатием кнопки может удалить всю историю операций, связанную, например, с расхищением бюджетных средств через различные АНО и подставные юрлица. Непрозрачность системы даёт коррупционерам удобный инструмент для сокрытия следов.

В конечном итоге на данный момент создаётся впечатление, что государства, осознав наконец, что у них нет полного контроля над оборотом криптовалют, стараются «подменить» их собственным, полностью контролируемым виртуальным финансовым инструментом. Но пока идея выглядит довольно сырой и требует гораздо большей прозрачности и проработки.

НОВОЕ

Без лжи никуда. Как немецкий журнал Spiegel “объясняет” предложение Владимира Путина по установлению мира

В пятницу Владимир Путин сделал очень конкретное предложение по установлению мира, которое может положить конец войне на Украине. Однако на Западе этого не хотят,...

США ввели санкции против Мосбиржи. Новый этап экономической войны США против Европы

12 июня США ввели санкции против Московской биржи. На российскую валюту это негативно не повлияет, даже возможно укрепит ее. А вот у европейских компаний...

Заговор обречённых

Я был в в гостях в авторском стриму ведущей программы «Между тем» на телеканале «Звезда» Наталии Метлиной. Мы говорили о политической ситуации в Германии. https://www.youtube.com/live/LO-JACnzHGc

Читайте также

Не российская пропаганда. New York Times опубликовала документ, составленный по итогам мирных переговоров между Москвой и Киевом в 2022 году

New York Times опубликовала текст коммюнике, составленного по итогам мирных переговоров между Россией и Украиной в марте и апреле 2022 года. Он подтверждает заявления...

Провальный “саммит мира”. Как немецкий журнал Spiegel прикрывает фиаско

"Саммит мира" по Украине в Швейцарии обернулся оглушительным провалом, но читатели немецких СМИ не должны этого знать. На примере статьи Spiegel я показываю, как...

США ввели санкции против Мосбиржи. Новый этап экономической войны США против Европы

12 июня США ввели санкции против Московской биржи. На российскую валюту это негативно не повлияет, даже возможно укрепит ее. А вот у европейских компаний...