ГлавнаяАналитикаПроверка фактов: зачем нужны европейские выборы? Почему Европарламент - это фиктивный парламент

Проверка фактов: зачем нужны европейские выборы? Почему Европарламент – это фиктивный парламент

Эта статья вышла на немецком языке 21.05.2019 на сайте Anti-Spiegel

ЕС претендует на роль борца за демократию, но не воспринимает ее всерьез, когда дело касается его самого. Критики ЕС любят говорить об этом и заявляют, что сам ЕС совершенно недемократичен. Что из этого правда? Проверим факты.

В демократическом обществе, как нас всегда учат, вся власть исходит от народа, а народ избирает своих представителей, которые затем управляют им на основе полученных полномочий. В ЕС в эти выходные проходят выборы в Европарламент, и можно подумать, что нами будут управлять евродепутаты, которых мы избрали.

Но так ли это на самом деле? Чтобы ответить на этот вопрос, нужно посмотреть, какими полномочиями и правом принятия решений обладает парламент.

Обычно парламент может разрабатывать и предлагать законы, а затем голосовать за их принятие. Парламент ЕС не может этого делать, он не может вносить законы, он может только совместно принимать решения по законам, которые вносятся в Парламент Комиссией ЕС. Специально делаю акцент на совместном принятии решений, потому что Европарламент принимает решение вместе с Советом Европейского Союза, в котором заседают представители правительств стран ЕС. А поскольку на практике Комиссия и Совет ЕС координируют свои инициативы, Парламент оказывается в проигрышной позиции.

Если Европарламент, что случается достаточно редко, не соглашается с новым законом, то существует посреднический комитет, где главы парламентских фракций за закрытыми дверями договариваются с Советом ЕС о компромиссе, который обычно почти не отклоняется от первоначального текста закона. В последний раз это произошло в случае со спорной ситуацией вокруг так называемых загрузочных фильтров, когда Парламент пошел на компромисс. В итоге закон прошёл практически без изменений.

Поскольку эта процедура занимает много времени, её обычно обходят. А чтобы обойти этот трудоёмкий процесс, всё больше законодательных предложений обсуждаются в рамках неформальной процедуры трилога (политические переговоры между тремя институтами, участвующими в законодательном процессе ЕС – Комиссией, Советом и Парламентом), чтобы затем они были приняты сразу, в первом чтении: например, в период с 2004 по 2009 год именно так было принято 72% всех законопроектов, по сравнению с 33% в период с 1999 по 2004 год.

На практике это означает, что законы в ЕС готовятся Комиссией в консультации с Советом, а затем Парламент получает возможность обсудить их с Советом. В конце концов, у него не остаётся другого выбора, кроме как провести их через Совет. Парламент не может вводить свои собственные законы и не может полностью отклонять предложения.

Но есть много областей, где Европарламент практически вообще не имеет права голоса. Например, в области конкурентной политики Парламент может только консультироваться. В общей внешней политике и политике безопасности, согласно ст. 36 Договора о Европейском Союзе, он также фактически не имеет права голоса.

И самое важное право парламента в демократическом государстве – принимать решения по бюджету. Ведь в конечном итоге все зависит от денег. Вы можете принять решение о реализации проекта, но если он не будет должным образом профинансирован, он быстро погибнет. К сожалению, в этом отношении все выглядит довольно мрачно, потому что бюджет снова вносится Комиссией.

Еврокомиссия предлагает проект бюджета. Затем в рамках бюджетной процедуры Парламент и Совет министров могут принять решение о поправках. Если они оба согласны, бюджет с поправками вступает в силу. Если между Парламентом и Советом возникают разногласия по плану, проводится сложная процедура с взаимными консультациями и голосованиями. Если и после этой тонкой политической настройки не удаётся достичь согласия, а это уже крайний случай – то привлекается посреднический комитет. В политической практике это приводит к компромиссу и соглашению.

Итак, ещё раз: Европарламент не имеет права принимать самостоятельные решения, а должен согласовать их с Советом, который обычно поддерживает предложение Комиссии. Парламент не может, как это обычно бывает в демократических странах, просто отклонить бюджет.

Кстати, Комиссия тоже не является демократически избранной или легитимной, скорее каждая страна ЕС имеет право назначить комиссара. Как правило, на эту должность “назначается” какой-нибудь политик, как это было в Германии с господином Эттингером, которому, после того, как он проиграл выборы в Германии, не нашли никакого другого применения и перебросили на хорошо оплачиваемую должность комиссара ЕС в Брюсселе. Как известно, он не был квалифицирован в данной области, для него просто искали работу. И так происходит во всём ЕС, так что комиссарами обычно становятся отслужившие свое политики, которым нужно найти хорошо оплачиваемую должность.

Но Комиссия также является “правительством” ЕС. И, как мы видели, Парламент ЕС не имеет права избирать или голосовать за это правительство, как это принято в демократических странах. Европарламент может формально избрать президента Европейской комиссии, но кандидатуру предлагает Совет ЕС. И отмечу, что ещё не было случая, чтобы предложенная кандидатура была отклонена.

Это означает, что за закрытыми дверями правительства стран ЕС предлагают кандидата, которого затем утверждает Европарламент.

Помимо председателя Комиссии, Парламент также утверждает всю Комиссию. Опять же, кандидатов официально выдвигает Европейский совет, оставляя решение за национальными правительствами, как уже говорилось выше. За 40 лет существования Парламента с 1979 года было только два случая, когда Парламент отклонил предложенные кандидатуры комиссаров: Рокко Буттильоне в 2004 году и Румяна Желева в 2009 году.

И здесь решение принимает не Парламент, а государства ЕС, которые выбирают своих кандидатов за закрытыми дверями, а Парламент их уже просто проталкивает.

Как видите, Европарламент не имеет никакой власти. Если он против чего-то, это всё равно будет реализовано в конечном итоге, в крайнем случае, может быть, немного позже. И это должно быть демократично?

А теперь я хотел бы рассказать кое-что, что можно было бы назвать сатирой, если бы это не было правдой.

В школе нас учат, что немецкий рейх при кайзере Вильгельме был не демократией, а диктатурой. И действительно, это была не демократия. Но в нем был выборный парламент, Рейхстаг. И он обладал гораздо большей властью, чем сегодняшний Европарламент.

Рейхстаг в Германской империи мог сам вводить законы, принимать их, а также отклонять государственный бюджет. Любой человек, интересующийся историей, знает, сколько Бисмарку, а затем кайзеру Вильгельму пришлось бороться с рейхстагом, потому что он не только имел права на бумаге, но и последовательно ими пользовался.

Если теперь посмотреть на права Парламента ЕС, то возникает вопрос, как этот ЕС может вообще говорить о демократии, когда он содержит фиктивный Парламент без прав, на что не решился даже немецкий кайзер Вильгельм?

У любого, кто все это знает, застрянет в горле ироничный смех, когда он прочитает попытки СМИ объяснить избирателю важность выборов. Там это формулируется так, как будто Европарламенту действительно есть что сказать в ЕС. В Spiegel можно прочитать о полномочиях Европарламента:

“Власть Европарламента значительно выросла с момента его основания. За это время он стал почти равным аналогом (министерского) Совета, состоящего из членов национальных правительств. Во многих областях Парламент вместе с Советом принимает решения относительно новых правил и законов”.

Звучит хорошо, но означает именно то, что я уже объяснил: Парламент ничего не решает, но находится почти на равных правах с (министерским) Советом. Но Совет не избирается демократическим путем, а это значит, что Европарламент имеет меньше прав в принятии законов, чем неизбираемый орган ЕС. Где же здесь демократия?

Далее Spiegel заявляет:

“Это правда, что евродепутаты не имеют права инициативы по принятию законов. Но они могут попросить Комиссию разработать законы по определенным вопросам”.

Именно так. Но сам Парламент не имеет никакого влияния на форму законов, которые Комиссия затем разрабатывает и представляет Парламенту для принятия решения. И, как мы видели, он также не имеет возможности окончательно отклонить такие законы. То, что разрабатывается Комиссией, которая никем свободно не избирается, становится законом. За 40 лет практики этому нет ни одного противоположного примера.

Чтобы показать нам, насколько хорош и важен парламент ЕС, Spiegel затем спрашивает:

“Как решения Европарламента влияют на нашу повседневную жизнь?”.

В ответ перечисляются различные положительные примеры, например, масштабная отмена высокой платы за роуминг за рубежом в ЕС. Но давайте помнить: эти законы не были приняты Европарламентом, они исходили от Комиссии и были подхвачены Парламентом. Это относится ко всем примерам, упомянутым в Spiegel; все они появились бы и без Парламента. Парламент не имеет права самостоятельно вводить законы.

Остаётся один вопрос: зачем идти на выборы, если Европарламент всё равно ничего не может изменить или принять какое-то самостоятельное решение?

Ну, на это есть чисто политические причины. Если вы хотите одержать верх над действующими партиями, то ставьте крестик напротив “партии протеста”. Если вы против “партий протеста”, то ставьте крестик напротив какой-нибудь действующей партии. Неважно, какой именно, потому что ей всё равно нечего решать в Парламенте ЕС.

Так что выборы – это всего лишь возможность увидеть, какие настроения царят в Европе. Если победят партии евроскептиков, это приведет к волнениям в правительствах и, возможно, даже к изменениям. Если победят действующии партии, всё будет как обычно.

Это всё, что имеет значение, нет никакой разницы – из-за отсутствия прав в Парламенте ЕС – голосуете ли вы за ХДС, СДПГ, СвДП или “Зелёных”. Депутатам Европарламента там нечего сказать, и они практически всегда голосуют вместе.

Это было особенно заметно на теледебатах главных кандидатов ЕС, где все кандидаты в основном придерживались одного мнения. Одно российское информационное агентство точно подметило: “Эта общность взглядов оставила без ответа только один вопрос: Зачем выдвигать шесть кандидатов, если общие позиции может озвучить один единственный?”.

Вот и предвыборные плакаты и лозунги тоже настолько похожи, что не поймешь, от какой партии они выдвинуты, если на них это чётко не указано. Только что это за выборы, если нельзя выбрать между разными позициями? Шило на мыло?

НОВОЕ

Украина. Россия предупреждает о наличии признаков масштабного применения американского химического оружия

Министерство обороны России в очередной раз предупредило о наличии признаков применения Киевом американского химического оружия. Из своих поездок на фронт я давно знаю, что...

Африка. Кто стоит за путчем в Конго?

Недавно в Демократической Республике Конго произошла попытка переворота, о которой почти не сообщалось на Западе, и о которой мало что известно. Однако среди организаторов...

Опасные фантазеры. Жозеп Боррель назвал вопрос о третьей мировой войне “философским”

Глава ЕС Жозеп Боррель в очередной раз продемонстрировал, насколько безответственны современные западные политики, когда отмахнулся от вопроса о том, ведет ли политика ЕС мир...

Читайте также

Как западные спецслужбы управляют международным терроризмом

В своем интервью бывший украинский депутат Андрей Деркач обнародовал результаты расследований финансирования международного терроризма. Согласно данным расследования, следы платежей, в том числе за прикрытие...

Из-за нового закона: еврокомиссар напомнил премьер-министру Грузии о судьбе Фицо

В связи с принятием закона об иностранных агентах один из еврокомиссаров напомнил премьер-министру Грузии о судьбе словацкого премьер-министра Фицо, которого недавно чуть не застрелили....

Какой сигнал Россия посылает Западу, проводя учения с ядерным оружием

Несколько дней назад Россия начала незапланированные учения по применению тактического ядерного оружия, в ходе которых на носители устанавливается боевое ядерное оружие. Это, безусловно, является...