ГлавнаяПолитикаЯдерное оружие, Украина, военная помощь. Владимир Путин о последствиях заключения договора между Россией и Северной Кореей

Ядерное оружие, Украина, военная помощь. Владимир Путин о последствиях заключения договора между Россией и Северной Кореей

Договор, заключенный между Владимиром Путиным и Ким Чен Ыном, вызвал немалый ажиотаж на Западе. Он предусматривает взаимную военную помощь и тесное сотрудничество, а также возможные поставки оружия в Северную Корею, на что Южная Корея сразу же болезненно отреагировала.

Во время визита Владимира Путина во Вьетнам российские журналисты задали ему множество вопросов о новом договоре между Россией и Северной Кореей. Поскольку договор также предусматривает взаимную военную помощь и военное сотрудничество, Украина, естественно, также стала предметом обсуждения. Будет ли Северная Корея помогать России на Украине? Будет ли Россия поставлять Северной Корее оружие?

Российский президент не исключил последнего, на что сразу же последовала резкая реакция Южной Кореи, которая уже оказывает поддержку Украине, поставляя снаряды в США, которые затем отправляются на Украину. Теперь же Южная Корея рассматривает возможность прямых поставок для Украины.

Таким образом, то, о чем договорились Россия и Северная Корея, затрагивает несколько аспектов и проблемных зон. Поэтому я хочу показать вам часть вопросов и ответов Владимира Путина, прозвучавших на пресс-конференции во Вьетнаме, в виде большого блока, поскольку они взаимосвязаны:

П.Минаков: Между РФ и КНДР заключён Договор о всеобъемлющем стратегическом партнёрстве, который в том числе предусматривает сотрудничество в военно-технической сфере и в оборонной. Последний пункт в оборонной сфере предусматривает взаимопомощь государств – участников этого договора в случае нападения третьей стороны.

У меня в связи с этим вопрос, но он будет состоять из подвопросов, из нескольких частей. Первое – при каких случаях предусматривается введение в действие этой части договора? В том числе – второе – касается ли это ситуации на Украине? И допускаете ли вы возможность задействования в СВО добровольцев и солдат из КНДР?

И в развитие военно-технической сферы третий вопрос. Россия и КНДР находятся в числе… Единственные, на кого столько санкций наложено. Намерена ли Москва отказаться от всех ограничений, которые в том числе наложены с помощью международных санкций, и развивать сотрудничество с КНДР в военно-технической сфере в полной мере?

В.Путин: У вас целый набор вопросов, поэтому давайте частями. Первое – при каких условиях будут задействованы те части договора, касающиеся взаимной помощи в военной сфере, да?

Первое, что хочу сказать и на что хочу обратить внимание: почему-то аналитики… ну может быть, и обратили [внимание] – я не заметил, во всяком случае, да и смотреть, честно говоря, некогда было. Но тем не менее хочу обратить внимание вот на что: ведь этот договор – это не новинка какая-то. Мы заключили этот договор в связи с тем, что старый договор прекратил существование, а в нашем прежнем договоре – по-моему, 1962 года, что ли, – всё то же самое было. Здесь нет никакой новизны.

Конечно, в современных условиях это смотрится как-то особенно остро, но тем не менее мы почти ничего не поменяли, и Корейская Народно-Демократическая Республика имеет подобные договоры и с другими странами. Первое.

Дальше, по поводу поводов оказания взаимной военной помощи – там же написано: в случае агрессии, военной агрессии.

Теперь что касается Украины. Украинский режим начал агрессию не против России, он начал агрессию ещё против признанных нами Луганской и Донецкой народных республик до того, как они вошли в состав Российской Федерации.

Теперь по поводу того, чтобы как-то использовать возможности друг друга в этом конфликте. Мы никого об этом не просим, нам никто этого не предлагал, поэтому нет никакой необходимости.

Что там было ещё?

П.Минаков: По поводу санкций.

В.Путин: Что касается санкций, я уже говорил и, по-моему, на встрече с вашими коллегами – руководителями мировых информационных агентств, я тогда сказал, что некоторые санкции, которые были введены против Северной Кореи, мягко говоря, выглядят как-то очень странно.

Как известно, я родом из Ленинграда. Что переживал Ленинград в годы Второй мировой войны, в годы Великой Отечественной войны, все очень хорошо знают. Это блокада, когда людей морили голодом. Есть потери, как вам известно, и в моей семье по этому поводу: у меня брат умер практически от голода в блокаду, заболел и умер.

А что сейчас происходит с Северной Кореей? Можно как угодно относиться к режиму, но вводить, скажем, ограничения, связанные с трудовой миграцией, это как-то странно выглядит. Это к чему ведёт? Ведёт к тому, чтобы семьи, даже если они находятся в очень сложном материальном положении, не имели возможность где-то заработать и кормить своих детей. Это ничего не напоминает? Разве это гуманно?

Поэтому и санкции, которые вводятся, прежде всего, конечно, в данном случае по политическим соображениям, они всё-таки должны соответствовать современному уровню развития человечества.

Поэтому я сказал, выступая в Пхеньяне, сказал это искренне, что нам нужно всем вместе подумать на тему о том, как и что нужно менять в этом санкционном режиме и вообще соответствует ли он требованиям сегодняшнего дня.

К.Коковешников: В продолжение темы Украины.

В.Путин: Да, пожалуйста.

К.Коковешников: Добрый день! Телеканал «Звезда», Коковешников Константин.

Скажите, пожалуйста, как бы Вы могли прокомментировать реакцию стран Запада, вернее, фактически отказ от предложенных Вами условий мирного завершения конфликта на Украине? Ведь Вы же вряд ли могли не ожидать такой реакции.

И что всё-таки стояло за Вашим решением публично назвать условия для мирного завершения конфликта, которые вроде как должны были стать предметом кулуарных переговоров? Или всё-таки надежды на них теперь уже окончательно не оправдались?

В.Путин: Вы знаете, мы вели эти кулуарные переговоры, и на это надежды действительно пока не оправдались.

Что касается реакции наших так называемых западных партнёров – Вы сказали, что я, видимо, не ждал, – нет, как раз наоборот, я как раз ожидал именно такой реакции на первом этапе. Но что будет позднее, это время покажет.

Всё будет зависеть от того, как будет меняться ситуация на земле. Думаю, что некоторые здравомыслящие политики ещё задумаются о том, являются ли сделанные мною предложения реалистичными, объективными и соответствующими интересам всех договаривающихся сторон и всей Европы в том числе, если она действительно хочет прекращения конфликта в центре Европы. Ну это мы посмотрим. Я не уверен, что такое отношение к сделанным нами предложениям будет сохраняться вечно. Уже сейчас слышны голоса некоторых политиков, которые говорят о том, что да, может быть, это ультиматум, да, избыточные требования, но отказываться нельзя, нужно подумать и разобраться.

А разве то, что было изложено нашими партнёрами, это не ультиматум? Какие-то формулы напридумывали, хотя есть результат наших переговоров в Минске и Стамбуле. Почему этого никто не вспоминает? Там же – я уже сто раз сказал об этом, если мы тогда договорились и стоит подпись руководителя переговорной группы со стороны Украины о том, что достигнутые в Стамбуле договорённости в принципе были приемлемы для украинской стороны. Что же такого произошло на земле, на поле боя, что позволяет выдвигать какие-то дополнительные, никак не связанные с нашими договорённостями в Стамбуле условия? Нет ничего подобного, что могло бы как-то изменить позицию другой переговаривающейся страны, в данном случае Украины.

Поэтому я не думаю, что такой нигилизм в отношении наших предложений будет оставаться вечно. Наверняка что-то будет меняться, в том числе будут меняться и наши условия в зависимости от ситуации на земле.

П.Зарубин: Павел Зарубин, телеканал «Россия».

Как долго эти условия могут продолжать оставаться в силе? Ведь на той самой конференции в Швейцарии прозвучали многочисленные сигналы и заявления о том, что на следующей конференции, если она состоится, Россия должна быть, должна присутствовать. Понятно, что нюансов очень много, но тем не менее Россия откликнулась бы?

Спасибо.

В.Путин: Да. Я же сказал, не мы же отказались от переговоров. Украинская сторона сама себе запретила вести переговоры. Не мы. Мы-то за и никогда от этого не отказывались. Но не на основе каких-то эфемерных форм, а на основе тех договорённостей – я ещё раз хочу это повторить, – которые были достигнуты в ходе непростых переговоров, почти полуторамесячных переговоров в Стамбуле и Минске. Вот на этой базе мы готовы продолжать наш диалог с украинской стороной. А где они состоятся, это не имеет значения, – в Минске, в Стамбуле или в Швейцарии.

П.Зарубин: Как долго эти условия будут сохраняться в силе?

В.Путин: У нас эти предложения лежат, с нашей стороны, на столе – пожалуйста. Это уже не от нас зависит, когда все заинтересованные в этих переговорах субъекты возьмут то, что лежит у них на столе, и приступят к этим переговорам. Хоть завтра. Но когда они соизволят этим заниматься, это уже их дело. Но, повторяю, всё будет зависеть от того, что происходит в реальной жизни. И тогда, конечно, будем исходить из этого. Но принципиальный подход будет такой.

Е.Лазарева: Владимир Владимирович, здравствуйте! Екатерина Лазарева, URA.RU.

У меня вопрос по ядерному оружию. Вы недавно сказали, допустили вероятность внесения изменений в нашу ядерную доктрину. Хотелось бы понять, при каких обстоятельствах это возможно, какие условия для этого должны сложиться? Допускаете ли Вы, что в нашей ядерной доктрине появится пункт о возможности нанесения превентивного ядерного удара?

В.Путин: Вы знаете, я, по-моему, говорил, что мы и сейчас думаем на тему о том, что и как в этой ядерной доктрине, в стратегии можно было бы поменять. И связано это вот с чем. Это связано в тем, что появляются новые – во всяком случае, мы знаем, что вероятный противник над этим работает, – элементы, связанные с понижением порога применения ядерного оружия. В частности, разрабатываются взрывные ядерные устройства сверхмалой мощности, и мы знаем, что в экспертных кругах на Западе витают идеи о том, что такие средства поражения можно было бы применять, и ничего в этом особенно страшного нет. Страшного, может быть, и нет, но на это мы обязаны обратить внимание. И мы обращаем на это внимание.

С этим и связано моё заявление о том, что мы думаем о возможных изменениях в наших стратегиях.

Е.Лазарева: А превентивный удар?

В.Путин: Превентивный удар нам пока не нужен, потому что в ответно-встречном ударе противник будет гарантированно уничтожен.

К.Панюшкин: Константин Панюшкин, Первый канал.

Вы только что сказали, что от КНДР нет предложений и с Вашей стороны тоже нет запроса на солдат, но вместе с тем, если мы правильно понимаем, статья четвёртая договора подразумевает фактически коллективную оборону.

В.Путин: В случае агрессии.

К.Панюшкин: В случае агрессии, да. В тех условиях, когда против России уже…

В.Путин: Я уже ответил на этот вопрос. Агрессия была со стороны киевского режима в отношении двух не признанных нами на тот момент республик.

К.Панюшкин: А что стало определяющим фактором для Ким Чен Ына, чтобы в такой непростой ситуации, когда против России ведётся эта необъявленная война, пойти на подписание этого договора? И для Вас тоже?

В.Путин: Это Вы у него спросите. Как я могу сказать?

А что касается сути, то я уже сказал. Это практически полностью воспроизводит наш договор, который в связи с истечением срока закончил своё действие. Поэтому здесь новизны какой-то нет.

К.Панюшкин: Есть же ещё вечно тлеющий корейский кризис, который тоже теоретически может перерасти в полномасштабные боевые действия. Что в данном случае для Вас было решающим при подписании этого договора с учётом и этих обстоятельств?

В.Путин: Я же два раза сказал, могу и в третий раз повторить: мы воспроизвели договор 1960 или 1962 года, который закончил своё существование.

Да, конечно, корейский кризис имеет тлеющий характер, но мы исходим из того и надеемся на то, что и наши договорённости с Корейской Народно-Демократической Республикой будут в известной степени сдерживающим фактором, для того чтобы этот кризис не перерос в какую-то горячую фазу.

А.Колесников: Газета «Коммерсант», Андрей Колесников.

Применение западного дальнобойного оружия можно считать актом агрессии? Обстрелы Белгорода и вообще российской территории можно считать актом агрессии?

В.Путин: Это требует дополнительного исследования, но это близко к тому. Мы это анализируем. О чём идёт речь в данном случае? Те, кто поставляет это оружие, считают, что они с нами не воюют. Я и сказал, в том числе в Пхеньяне, что мы тогда оставляем за собой право поставлять оружие в другие регионы мира.

Имея в виду наши договорённости с Корейской Народно-Демократической Республикой, я этого не исключаю. Куда они дальше попадут, это мы тоже можем сказать таким же образом. Вот западники поставляют оружие Украине и говорят: а мы здесь дальше ничего не контролируем и не важно, как они применяются. Ну и мы также можем сказать: мы поставили кому-нибудь что-нибудь – и дальше мы ничего не контролируем. И пускай они думают на эту тему.

Так что на данном этапе для нас важнейшая задача – отражать эти удары.

НОВОЕ

Контроль над вооружениями. Российский эксперт: “Мир ожидает эпоха стратегической стабильности без больших договоров РФ и США”

Российские эксперты скептически оценивают ситуацию с контролем над ядерными вооружениями. Один из ведущих российских экспертов заявил, что мы должны готовиться к эпохе без договоров...

Под давлением Запада? Частные кредиторы прощают Украине 20 долг в миллиардов евро и тем самым откладывают ее государственное банкротство

Украине грозило государственное банкротство, поскольку выплаты по украинским кредитам западным инвестиционным фондам должны были возобновиться в августе. Но теперь достигнуто соглашение, которое обойдется им...

Европейские санкции. Немецкая газета Handelsblatt подтверждает некомпетентность правительства Германии и Еврокомиссии в вопросах экономической политики

Правительство Германии черным по белому подтвердило то, что уже давно все поняли: санкции против России провалились. Для того чтобы прийти к этому очевидному выводу,...

Читайте также

Власть НПО. Как США определяют политику Армении

Прозападные НПО де-факто правят Арменией и контролируют все сферы армянского общества. И они весьма успешны, поскольку число армян, желающих разорвать отношения с Россией и...

Конфликт с Китаем. Лживая политика Запада во главе с США в отношении Тайваня

На Западе говорят, что Запад якобы должен защищать Тайвань от злобного Китая, который мечтает аннексировать Тайвань силой. Однако официально ни одно государство на Западе...

Что за всем этим стоит? Зеленский хочет пригласить Россию на следующий “мирный саммит”

Внезапно Владимир Зеленский захотел пригласить Россию на следующий "мирный саммит", причем правительство США тоже не против этой идеи. Но что за этим стоит? В понедельник...